Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 

 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
Заметки о двух музеях...

Как и чем ЦЕРН и ОИЯИ привлекают любознательных налогоплательщиков

Евгений Молчанов

…Хорошо помню, как создавался Музей истории науки и техники Объединенного института ядерных исследований ОИЯИ в Дубне. Как в спорах рождалась его концепция, а после общественного обсуждения, «каким быть музею института», я вновь, уже не в первый раз, встретился с Homo dubitans (человеком сомневающимся). Ни словом не обмолвившись о нашем предыдущем разговоре и своем резко отрицательном мнении по поводу создания музея, он вспомнил... о великолепно работавшей механической модели, иллюстрировавшей принцип действия синхрофазотрона: «Может быть, эта модель еще хранится у кого-нибудь? Жалко, если пропадет...» Хорошая иллюстрация к тому, как идеи овладевают массами.

Каких только гостей в Дубне не бывает... Профессор Владимир Никитин, в течение нескольких лет работавший в Национальной ускорительной лаборатории имени Э. Ферми в Батавии, пригласил в Дубну своего коллегу из Соединенных Штатов, профессора Эрнеста Маламуда.

В 1987 году этот известный физик-экспериментатор, научный руководитель молодых исследователей, выступил с идеей создать музей науки и технологий. В 88-м организовал первую экспозицию. В 89-м музей уже принял первых посетителей.

Почему же известный физик решил заняться «не своим» делом? Гость из США не согласился с такой постановкой вопроса: кто, как не ученые, должны заниматься пропагандой науки? И для него это даже не хобби, а потребность души. В том регионе, где расположена Фермилаб (так в физическом просторечии называют научный центр в Батавии), казалось бы, нет необходимости в создании еще одной музейной экспозиции. Отсюда рукой подать до Чикаго, где действует Музей науки и промышленности, имеющий 200 штатных сотрудников и 4 миллиона посетителей в год. Ни о какой конкуренции тут не может идти и речи. Однако американцы привыкли гордиться достопримечательностями родных мест.

Когда передвижная выставка, организованная профессором Маламудом и его сподвижниками, оказалась в одном из небольших городков округа, первыми ее заметили мальчишки из Батавии, оказавшиеся здесь то ли на скаутских сборах, то ли на спортивных соревнованиях. Они бегали по городу и кричали: «Это из нашего города выставка! Мы ее видели! Не упустите шанс!» Лучшую рекламу придумать трудно.

В этом музее все можно (и нужно) трогать руками. Вы подносите к симпатичному дикторскому лицу на экране телевизора сильный магнит – и лицо искажается причудливой гримасой: «сумасшедший телевизор» иллюстрирует принцип действия ускорителя – отклонение заряженных частиц в магнитном поле. Вы можете стать хозяином и повелителем маленького вихря «торнадо» или режиссером яркого шоу с танцующими лазерными пучками... И еще в числе нескольких десятков объектов здесь представлены «кварковая машина», иллюстрирующая структуру элементарных частиц, «долина изотопов» и другие действующие экспонаты, или выполненные студентами высших школ и колледжей, или переданные музею организациями и частными лицами.

 

– У нас много наукоемких производств, но темпы развития науки и технологии столь велики, – рассказывал Э. Маламуд, – что общество не всегда успевает уследить за происходящими изменениями. И надо прежде всего готовить к этому молодежь. Как готовить? Есть старая китайская пословица: «Я слышу – и забываю, я вижу – и помню, я делаю – и понимаю». Музей должен быть исследовательской лабораторией, где каждый посетитель сделает для себя не одно открытие, проясняющее законы природы.

«Музейная муза» впервые посетила американского ученого, когда он преподавал в Сан-Франциско и побывал в созданном там музее науки. С помощью экспертов из США, Англии и Франции разработал долгосрочную программу будущего музейного центра. В течение недели, которую урвал от отпуска, учился на курсах директоров музеев, организованных ассоциацией музеев США, а потом созданный им музей науки и технологий SciTech стал ее коллективным членом и поддерживает постоянные связи с 17 (!) другими музеями.

Обстоятельность американских проектов поражает нас так же, как в свое время «аглицких» мастеров поразила изобретательность Левши. Долгосрочная стратегическая программа будущего центра заняла 120 страниц. В ней подробно расписывались все разделы, подсчитывалась их стоимость, детально распределялась площадь всех помещений. План предусматривал даже строительство подъездных дорог и организацию кафе, магазина, производство игрушек и сувениров, иллюстрирующих развитие науки и технологии. Со временем центр должен давать прибыль.

Начинание профессора Маламуда нашло поддержку среди влиятельных людей. SciTech получил немало пожертвований, а помещение для выставки площадью 700 квадратных метров было предоставлено на первый год бесплатно. Но цена этого предприятия измеряется не только в долларах.

«Напервилль, – пишет местная газета, – расположен в центре промышленного района с высокими технологиями. Рядом – Аргоннская лаборатория и ФНАЛ. Немного в стороне – Иллинойсская академия математических наук. Что большинство знает об этом? Молодые американцы проходят несколько курсов наук в высшей школе и колледже, но потом начинается служба, работа, и наука занимает последнее место в нашей жизни. Научные и технические открытия играют все более важную роль, и американцы нуждаются в лучшем понимании науки... Глубокое образование как взрослых, так и детей – ключ к пониманию значимости будущих научных проектов. SciTech – одно из средств к более глубокому познанию науки». Примерно в таком же духе выдержаны популярные статьи и в других местных газетах, и во влиятельной «Чикаго Трибюн».

На встрече с членами совета музея ОИЯИ их американские коллеги, профессор Эрнест Маламуд и сотрудник музея Оливия Диас, рассказали о создании музейных экспозиций и в Фермилабе, и в Лаборатории Оппенгеймера, и в ряде других научных центров США. Эта тенденция отражает, с одной стороны, стремление осознать роль науки в современном обществе, с другой – важность объединения сил ученых для пропаганды необходимости ее развития.

Немало лет прошло с той встречи. Профессор Маламуд продолжал поддерживать связи со своими коллегами в Дубне. Экспозиция институтского музея сегодня насчитывает уже немало ценных экспонатов. Как положено, здесь ведется и исследовательская работа. Практически в каждой лаборатории есть филиалы музея – это мемориальные кабинеты, в которых работали академики Н.Н. Боголюбов, Б.М. Понтекорво, И.М. Франк, Г.Н. Флеров. Музей стал центром встреч ветеранов института, а при нем существует еще и регулярно обновляющаяся выставочная экспозиция, в которой сотрудники Института представляют свои живописные работы, образцы декоративно-прикладного искусства.

И уже на новом витке развития, в середине «нулевых», появились у нас свои маламуды – профессор Юрий Панебратцев основал в особой экономической зоне «Дубна» предприятие «ИнтерГрафика», в котором молодые продвинутые айтишники разрабатывают оригинальные проекты, в увлекательной форме на базе самых современных компьютерных технологий знакомят школьников с основами естественных наук. Таким образом, музей не только воспитывает уважение к истории науки и техники, но и помогает посетителям (прежде всего молодым) лучше понять законы природы. Созданные «ИнтерГрафикой» обучающие материалы привлекают школьников всех возрастов. Организуя эти выставки, музей решает сразу две задачи. Учащиеся получают и расширяют свои знания в области физики – и знакомятся с основной экспозицией музея, посвященной истории Института и биографиям выдающихся ученых.

Кстати, фирма началась с наглядных образовательных программ, созданных по заказу Брукхейвенской национальной лаборатории для студентов-физиков, потом уже в сотрудничестве с американскими коллегами было начато несколько совместных проектов, и эта работа продолжается: российские и американские специалисты разработали и создали научно-образовательный интернет-журнал для школьников по естественным наукам «Online Science Classroom – Кладезь знаний». Сейчас проект представлен сайтом http://www.OSCteam.com, содержащим интерактивные учебные модули по пяти разделам естественных наук: физике, химии, математике, экологии и биологии.

…И все это – пока только приближение к главной теме, настолько необъятной, что никакое лезвие Оккама не способно сфокусировать мысли на объекте, освоение которого началось для меня в конце 2007 года, когда я впервые оказался в ЦЕРН, чтобы принять участие в редактировании очень большой книги. Называлась она «В глубь материи. Физика ХХI века глазами создателей экспериментального комплекса на Большом адронном коллайдере в Женеве» (М., изд-во «Этерна», 2009). Наша рабочая группа размещалась в офисе на втором этаже 40-го корпуса ЦЕРН, вместившего в себя персонал двух самых больших коллабораций на LHC – ATLAS и CMS. Работа над книгой была долгой и многотрудной – во многом оттого, что авторами (пятьдесят имен!) стали ведущие физики-экспериментаторы и теоретики, известные ученые и специалисты, плодотворно работающие над проблемами физики частиц. С каждым из них надо было согласовать правку, предложить варианты изменения композиции, так что все затянулось почти на два года. О эта бесконечная переписка, эти, многажды перелопаченные сотни страниц текстов! И я не раз вспоминал… о Волге, на берегах которой вырос. Потому что не раз, как некрасовский герой, «я убегал к родной реке». Только стала ею не женевская Рона, а церновский музей «Микрокосм». До него, как до церновского ресторанчика – кантина – ходу из стеклянной клетки офиса было пять минут. В этой моей «реке» черпал я вдохновение и восстанавливал необходимую бодрость и свежесть взгляда, чтобы вернуться к компьютеру и продолжить «греблю на галерах». Кстати, в музей истории науки и техники ОИЯИ я могу зайти, вообще не выходя из своей редакции, – мы добрососедствуем в одном здании, часто обсуждая общие наши розы и тернии на пути научного просветительства.

На лужайке перед кантином, который просторно раскинулся в окружении каштанов, платанов и других экзотических для нашего севера растений, заботливо сохранены «осколки» былых времен – пузырьковая камера «Мирабель», гордость французских ученых, и другие «реликты», созданные руками предыдущих церновских поколений. Я любил всматриваться в «окошко» искровой камеры, которая регистрирует в режиме реального времени космические частицы, пронизывающие ежесекундно пространство (на табличке – имена создателей). Наблюдал за вполне осмысленными, даже вдохновенными, но не совсем понятными мне действиями группы молодых людей, которые, очевидно, снимали на фоне весьма массивного бочкообразного детектора какой-то рекламный ролик… А однажды в зале музея, перед образцом модуля LHC и уходящей в перспективу панорамой кольца коллайдера, встретил людей с телекамерой, и меня попросили поучаствовать в съемках. Я не отказался, представившись на ломаном английском и вручив свою визитку. Около десяти минут стояли мы с очень разговорчивым испанским ученым (или автором фильма?), который объяснял мне принцип работы LHC. Так я «засветился», наверное, на одном из каналов испанского телевидения…

Микрокосм и макрокосм в Европейской организации ядерных исследований сосуществуют не только мирно, но и наглядно. При въезде на площадку ЦЕРН, расположенную на швейцарской территории (большая часть колец LHC проходит во Франции) вас встречает сферообразный павильон в форме глобуса (Glob) – подарок международной научной организации от Швейцарской Республики, в котором когда-то размещалась экспозиция страны на одной из международных выставок.

С тех пор как глоб оказался здесь, он стал одним из символов ЦЕРН, и его можно увидеть на главной странице церновского сайта в Интернете, окруженным полями цветущих подсолнухов. Сейчас здесь выставочные площадки и конференц-зал.

Высотой в 27 метров и 40 метрами в диаметре, это сооружение сравнимо с куполом собора Святого Петра в Риме. Это уникальный визуальный ориентир днем и ночью, а содержанием своим – и компас по науке и инновациям, и символ планеты Земля. Это своеобразная визитная карточка ЦЕРН, в которой продуманно и ярко показано взаимодействие и взаимовлияние физики элементарных частиц, передовых технологий и их применения в повседневной жизни.

На первом этаже глоба выставка «Вселенная частиц» приглашает посетителей к путешествию в мир элементарных частиц от момента Большого взрыва до наших дней. Вся Вселенная состоит из частиц. Но откуда они взялись? Какие законы регулируют их поведение? Цель выставки – посвятить посетителей в основные проблемы современной физики, которые изучаются в ЦЕРН на LHC и других ускорителях.

Инновационный дизайн выставки погружает посетителей в увлекательный мир. Они проходят в светящихся сферах, представляющих Вселенную частиц, ищут ответы на свои вопросы на экранах дисплеев, иллюстрирующих путь к знанию, многообразные формы международного сотрудничества и технологические достижения, которые лежат в основе этой невероятной фабрики научных исследований. Впечатляющие видеосюжеты иллюстрируют историю Вселенной…

Выйдя из глоба, вы пересечете магистраль, соединяющую округ Женевы Мейран с французскими городками, расположенными у подножий горного массива Юра, и войдете в здание 33 ЦЕРН. В просторном светлом холле за стеклянными стенами – красочные брошюры для туристов, киоски с церновскими сувенирами и вход в залы «Микрокосма», постоянной музейной экспозиции. Меня порой просто умиляли не спеша переходящие от экспоната к экспонату, от постера к постеру, от установки к установке любознательные налогоплательщики из Старого Света. Они приходили поодиночке, с детьми, и целыми группами, чтобы получить из первых рук информацию о том, не угрожает ли нам ЦЕРН «черными дырами», не аннигилирует ли наш мир, если здесь получат слишком много антивещества, и, вообще, что может дать ЦЕРН человечеству… А недавно здесь побывала группа российских учителей физики, для которых в ЦЕРН была организована специальная школа, и их оценками я воспользуюсь, чтобы создать у читателей впечатление об этом уникальном музее.

Вдохновение от современной физики – такими словами выразила свое ощущение от ЦЕРН, в том числе и его музея, Жанна Чопорова, завкафедрой естественных наук московского лицея №1575:

– Пять дней, которые мы провели в Женеве, пролетели очень быстро. Из лекций мы узнали, что такое Стандартная модель, какие бывают ускорители и как детектировать элементарные частицы, как устроена Вселенная и какая же все-таки скорость у нейтрино. Но самое интересное мы увидели на экскурсиях, которые устраивались ежедневно после лекций. Кварк-глюонная плазма, бозоны, сверхтекучий гелий, нейтрино, антивещество, бозон Хиггса, кристаллические калориметры, квантовая хромодинамика, светимость, сепаратриса, электронное охлаждение, бозе-конденсация, ускоритель, детектор, антипротонный замедлитель, – это обычные слова для общения с работающими в ЦЕРН физиками. Здесь все открыто. Мы увидели и руководящего лабораторией внука известного академика Г.С. Ландсберга, и работающего в эксперименте на альфа-магнитном спектрометре нобелевского лауреата Сэмюэла Тинга, и многих увлеченных физиков. Нас знакомили с современными экспериментами и музейными экспонатами, такими как пузырьковая камера «Мирабель», проволочные детекторы, первый сервер, на котором заработал привычный нам Интернет. Мы глубоко осознали, что представляет собой современная фундаментальная наука. И то, что наука – не просто развлечение, а служит людям, рождает передовые технологии для медицины, техники и других приложений.

Сергей Белолипецкий, доцент кафедры «Основы физики» Специализированного учебно-научного центра МГТУ имени Н.Э. Баумана, учитель физики лицея №1580 при МГТУ:

– В музее ЦЕРН представлены первые детекторы заряженных частиц и первый персональный компьютер. От них до экспериментов ATLAS и CMS, которые нацелены на поиск бозона Хиггса на Большом адронном коллайдере, «дистанции огромного размера»...

Ольга Трофимова, учитель физики школы деревни Большие Боры Старорусского района Новгородской области:

– Я работаю в сельской школе, в которой всего 84 ученика. Было очень интересно, познавательно и увлекательно узнать много нового о физике высоких энергий из уст ведущих ученых в этой области, побывать на экспериментальных установках и познакомиться с замечательными людьми. Это было незабываемо! Очень приятно, что нас воспринимают в хорошем смысле «миссионерами», и мы выступаем теперь для своих учеников в роли посланников большой науки. Свободный доступ к информации, доверие к нам, обычным учителям, со стороны ученых вызывает уважение и искреннюю симпатию. Вдохновение и энтузиазм преподавателей Школы передались и нам, позволили взглянуть на окружающий мир и на общество другими глазами. Очень хочется быть хоть немного похожей на этих людей. Они зажгли в нас искру нового знания. Когда я вернулась домой, в первую очередь рассказала о своих впечатлениях детям. Вы бы видели, как у них горели глаза, сколько вопросов было задано, как они просили рассказывать еще и еще! Ведь в отличие от школьников больших городов, многие дети из села никуда не выезжали дальше районного центра, у большинства нет дома Интернета, не у всех благополучные семьи. И моя поездка для них – это тоже глоток свежего воздуха.

…Иногда я входил в «Микрокосм» с церновской площадки, а иногда и «с улицы», и в зависимости от этого менялись маршруты, но в любом случае никогда не пропускал постеры на входе, посвященные «отцам-основателям».

В 1949 году французский физик, нобелевский лауреат Луи де Бройль на европейской конференции по культуре в Лозанне предложил создать международную организацию для проведения научных исследований: «Наше внимание сосредоточено на создании новой международной организации для проведения научно-исследовательских работ, выходящих за рамки национальных программ... Эта организация могла бы взять на себя решение таких задач, объем и сущность которых не под силу какому-либо одному национальному институту... Это начинание оправдает затраченные усилия... укрепит связи между учеными разных стран, расширит сотрудничество, упростит распространение результатов научных работ и информации в целом. Кроме того, создание научного центра явится символом объединения интеллектуальных сил Европы».

Эти строчки на английском и французском языках можно увидеть при входе в «Микрокосм».

Одна из фундаментальных основ науки – преемственность: в первую очередь, знаний, научных школ и, конечно, традиций. И как бы продолжая эстафету от поколений ученых, закладывавших фундамент современного здания науки, возводивших мосты, объединяющие народы, академик В.Г. Кадышевский, возглавлявший ОИЯИ в 90-е годы прошлого века, охарактеризовал сотрудничество ОИЯИ – ЦЕРН следующими словами:

– Среди наших внешних партнеров особое место занимает ЦЕРН. Созданные полвека назад в условиях «холодной войны» и противостояния военных блоков, ЦЕРН и ОИЯИ сразу продемонстрировали всему человечеству пример беспрецедентного плодотворного сотрудничества ученых в области мирного атома. Сегодня ОИЯИ участвует в осуществлении проекта «Большой адронный коллайдер (LHC)» – разработке и создании как самой машины LHC, так и трех основных ее детекторов – ATLAS, CMS, ALICE. На базе своего суперкомпьютерного центра институт принимает участие в создании Российского регионального центра обработки экспериментальных данных с LHC, который, как планируется, станет составной частью проекта Европейского союза».

Вот поэтому, наверное, я и рассказал вам не об одном, а о двух музеях, по тематике близких, а по финансированию, конечно, очень далеких друг от друга. Я бы сравнил их с блестящим океанским лайнером, насыщенным чудесами техники, и рыбацкой лодчонкой на слабосильном моторчике. Это я, заметьте, не ЦЕРН и ОИЯИ сравниваю, а всемирный, можно сказать, научный музей ЦЕРН и «домашний», но уютный музей ОИЯИ. Каждому кораблю свое плавание. И на сайтах каждого из этих музеев виртуальный посетитель найдет для себя немало интересного. Это и единые законы фундаментальной науки, и неисповедимые пути познания. Драмы идей, опережающих свое время, и драмы людей, первопроходцев «странного» мира. Неуловимые нейтрино, пронизывающие все и вся, и сверхтяжелые элементы, время жизни которых измеряется микросекундами. Микрокосм и макрокосм. Это дуальная пара: пространство и время – застывшее и текучее, необъятное и сжатое до фемтовеличин, свободное, как человеческий дух, и скованное могучими силами природы…

Дубна – Женева

 

  • Истоки музеев научно-технического профиля относятся к периоду становления классической науки (XVI–XVII века), когда был теоретически обобщен накопленный опыт в области научных наблюдений и инженерной деятельности.
  • Первым научно-техническим музеем можно считать Французский Национальный музей техники в Париже, созданный в 1794 году по предложению аббата Анри Грегуара. Грегуар претворил в жизнь замысел Р. Декарта о сохранении машин и демонстрации их в действии для познавательных целей.
  • Немецкий музей в Мюнхене отражает идею, возникшую в конце XIX – начале XX веков – создание национальных технических музеев, в деятельности которых отражалась индустриальная революция, породившая национальную гордость индустриально развитых стран за свои интеллектуальные достижения и технологическое могущество.
  • Концепция европейских научно-технических музеев отличается от концепции американского типа, особенности которого отражены в деятельности Музея науки и промышленности в Чикаго: «Цель музея – показать опытные начинания и полностью разработанные процессы, отвечающие нуждам современной цивилизации, а также обрисовать, как это все демонстрирует на наш американский образ жизни».
  • К середине XX века складывается современный облик технических музеев как многофункциональных учреждений культуры и науки, в основе деятельности которых лежат формирование, изучение и интерпретация музейных фондов, отражающих историю, перспективы и социальное значение техники.
  • Среди крупных национальных музеев политехнического профиля Англии, Франции, Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии, Норвегии, Швеции, США, Японии и Канады достойное и своеобразное место занял Политехнический музей в России, ведущий свое летоисчисление с 1872 года, и вот уже почти 130 лет содействующий просвещению и техническому образованию общества.
  • 20 ноября 2011 года постоянный заместитель председателя научно-технической комиссии КНР Чэньси сообщил, что с 2006-го по 2010 год количество научно-технических музеев в Китае увеличилось в два раза. В настоящее время во всех провинциях, городах центрального подчинения и автономных районах страны имеются свои научно-технические музеи.

ЗС 06/2012

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source