Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 

 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
«Хоббиты» с острова Флорес

Александр Волков

Начиная с 2003 года, ученые обнаруживают на индонезийском острове Флорес все новые ископаемые останки крохотных человечков, которые населяли этот клочок суши еще 12 тысяч лет назад, в то время как уже весь мир – от Америки до Австралии – принадлежал человеку современного типа, Homo sapiens. Но были ли эти «хоббиты», как вскоре прозвали коротышек, новым, самостоятельным видом человека (Homo floresiensis, такая надпись появилась на генеалогическом древе гоминид, к которому тотчас привили этих малышей)? Или же мы имеем дело с отдельными уродцами с недоразвитым мозгом?

Место встречи: Лянг-Буа

Остров Флорес, лежащий между Явой и Тимором, – один из тех райских уголков, которыми богата Индонезия. Коралловые рифы, сказочные пляжи, саванны, густые тропические леса и величественные вулканы – вот характерные пейзажи острова. Сенсационные находки превратили этот туристический рай в «сокровищницу антропологии» – здесь найдено важное доказательство того, что эволюция человека протекала отнюдь не по «Божьему промыслу».

Еще в 1950–1990-е годы археологи не раз обнаруживали в центральной части острова каменные орудия, похоже, изготовленные задолго до появления здесь человека современного типа. Однако их датировка вызывала бурные споры, поскольку в плейстоцене Флорес неизменно оставался островом и был окружен морем. Между тем долгое время считалось, что жившие в то время гоминиды, представители вида Homo erectus, не умели строить лодки, а значит, не могли переправиться на остров – первым там якобы поселился лишь «хомо сапиенс».

Пытаясь положить конец спорам, археологи возобновили раскопки на Флоресе и, в частности, в 2001 году начали обследовать пещеру Лянг-Буа, где еще в 1965 году были обнаружены ископаемые останки животных.

Наконец, в сентябре 2003 года – ровно десять лет назад – ученые под руководством австралийского археолога Майкла Морвуда и Томаса Сутикна (Индонезийский центр археологии) обнаружили в этой пещере, под шестиметровым слоем земли, кости маленького человечка. Найденный скелет пронумеровали LB1. От него сохранились череп (включая нижнюю челюсть), кости рук и ног, фрагменты таза и позвоночника, а также ребра, лопатки, ключицы; рядом лежали несколько каменных орудий. Возраст найденных останков – 18 тысяч лет. Как установили исследователи, это был скелет женщины ростом около метра; весила она от 16 до 29 килограммов. Стертые зубы выдавали ее зрелый возраст, но в свои тридцать лет она была ростом с ребенка.

В октябре 2004 года первое научное описание «флоресского человека» появилось на страницах Nature, и тогда же в прессе за ним закрепилось имя «хоббита». Американский антрополог Бернард Вуд назвал эту находку со страниц журнала Science наиболее крупным палеоантропологическим открытием, сделанным за последние полвека.

Этот «хоббит», пожалуй, самый загадочный наш родственник. Коротышка, в метр ростом, с головой размером с крупный грейпфрут. Комбинация его анатомических признаков оказалась очень необычной. Как будто несколько фигур гоминид и их предков были разрезаны прозектором на части, а потом, словно костяшки домино, перемешаны. Своим ростом и размерами головы «флоресский человек» напоминает австралопитека (Australopithecus afarensis), а другими особенностями строения тела – ранних представителей рода Homo.

Всего в пещере Лянг-Буа найдены останки не менее четырнадцати человек, которые все как один были такими же «гномиками». В тех слоях, где обнаружились их кости, лежали и древесные угли, что позволило ученым представить себе, как семейства «хоббитов» мирно сидели, подобно другим «питекантропам», у костра, в кругу большой семьи, отложив в сторону копья и ножи. Помимо этого оружия, здесь нашлись также примитивные орудия из кремня и вулканических пород: края их были просто отколоты, но с обеих сторон.

Замеченные здесь же кости животных рисовали в воображении ученых коварные засады коротышек вдоль тропок, ведущих к водопою, и ожесточенные схватки воинственных «гномиков» с исполинскими тварями, налетавшими на них. Здесь были найдены, например, кости стегодона, своего рода карликового слона, давно уже вымершего, а также кости комодского варана – трехметровой рептилии, способной прикончить оленя, не то, что «мальчика с пальчик».

По оценкам ученых, максимальный возраст человеческих останков, найденных на Флоресе, составлял от 95 до 74 тысяч лет. Возраст самой молодой находки – 12 тысяч лет.

Это – лучевая кость ребенка.

Итак, пещера Лянг-Буа была заселена на протяжении почти ста тысяч лет. Тем не менее сходство между всеми ее обитателями очень заметно, а потому исследователи предположили, что это – представители одного и того же вида гоминид, долгое время населявшего Флорес.

Пока ученые не знают точно, когда и при каких обстоятельствах вымерли Homo floresiensis. Может быть, их истребили племена анатомически современных людей, появившиеся здесь, по крайней мере, 11 тысяч лет назад, а то и раньше? Может быть, те, выжигая леса для занятий земледелием, лишали карликов средств к пропитанию?

Но чаще всего причиной гибели называют мощное извержение вулкана, которое могло до предела сократить популяцию «хоббитов». Ведь все кости, кроме самой молодой, погребены под толстым слоем вулканического пепла. Радиометрический анализ показал, что это извержение произошло около 13 100 лет назад. Кстати, по-видимому, тогда же вымерли и стегодоны. И с ними, наверное, ушли в небытие «хоббиты», охотившиеся на слонов (в основном их детенышей) и питавшиеся их мясом.

Неожиданное вторжение призраков

А может быть, небольшая группа «хоббитов» пережила и тот природный катаклизм, и вторжение на остров людей современного типа?

Между прочим, на Флоресе издавна бытовали легенды о «жадных предках». И облик этих злых духов, и их характерное поведение поразительно похожи на то, как выглядели «хоббиты» и как они могли вести себя, если бы, с медицинской точки зрения, были «полными кретинами». Маленькие, глупые, вороватые герои этих легенд не умели толком говорить, не знали, как готовить пищу на огне. Всей смекалки им хватало лишь на то, чтобы стибрить из жилищ островитян съестное.

В 2004 году австралийский антрополог Ричард Робертс рассказывал со страниц Daily Telegraph, что ему доводилось слышать об этих таинственных человечках: «Они были крохотными, как дети. Все их тело, кроме лица, покрывали волосы. У них были длинные руки и округлый живот, выдававшийся, как барабан. Они постоянно бормотали что-то невнятное, но в то же время силились пролепетать и то, что говорили им люди». Последние из этих маленьких дикарей исчезли якобы незадолго до того, как на остров прибыли голландцы.

Вот и в книге «Эволюция человека» (см. рецензию Ю. Угольникова в «З–С», 10/12) российский биолог Александр Марков отмечает: «Судя по легендам о маленьких лесных людях, бытующим среди современных островитян, последние «хоббиты», возможно, вымерли лишь несколько столетий назад».

Занавес опускается. Странные призраки, пришедшие из прошлого, исчезают один за другим, оставляя нас в полном недоумении. Вслед этим комичным фигуркам снова и снова летят вопросы.

Откуда они взялись? Почему они были настолько крохотными? Как они дошли до жизни такой?

Summa summarum версий

Итак, вот уже десять лет, с тех самых пор, как было сделано это неожиданное открытие, ученые продолжают спорить о том, кого выхватил из тьмы тысячелетий случайно упавший туда луч света. Само происхождение «флоресского человека» поразительно странно. А если и права одна из сторон, и «хоббит», в самом деле, является неизвестным прежде видом человека, то от этого признания, как от пролитого масла, огонь споров только вспыхивает с новой силой. Одна за другой, подобно искрам от костра, от этих дебатов отлетают все новые гипотезы и теории, объясняющие эволюцию «человека с острова Флорес». Но похоже, что эти идеи, как искры, легко погасить одним дуновением. У каждой имеются очевидные слабости.

Поначалу, например, многие исследователи, бережно относясь к сросшемуся с таким трудом воедино генеалогическому древу, полагали, что этот человечек с крохотным черепом, втиснутым в него катышком мозга и короткими костями был карликовым уродцем, родившимся в племени Homo erectus или даже среди людей современного типа. Ему был вынесен диагноз: микроцефалия в тяжелой форме. Для этих больных – людей с аномально маленьким мозгом – характерна замедленная реакция; их речь развита посредственно, они могут составлять лишь простые фразы. Однако H. floresiensis, судя по находкам, искусно изготавливал орудия труда и вел очень активную жизнь. Ни то, ни другое не присуще микроцефалам.

Еще одна гипотеза делала «хоббитов» потомками древнейших людей – Homo habilis, живших в Африке около двух миллионов лет назад, или даже превращала их в австралопитеков. Ведь эти предшественники человека были невысокими существами с очень маленьким мозгом. Ничего несоразмерного в этой идее как раз не было. «Хоббит» и впрямь выглядел как австралопитек, случайно прибившийся к другому времени, далекому острову. Однако если допустить, что авторы гипотезы правы, рушится вся пирамида фактов, ранее выстроенная учеными. Никаких доводов, доказывающих, что «хомо хабилис» «человек умелый», когда-либо покидал Африку, у археологов пока нет. До сих пор считалось, что первым гоминидом, покинувшим этот континент, был «человек прямоходящий», Homo erectus.

С его именем и связана третья, наиболее популярная сейчас у ученых гипотеза. Она гласит, что после того, как человек прямоходящий расселился на территории современной Индонезии (в разные эпохи уровень моря менялся, и оно то отступало, окружая три тысячи островов оправой материка, то снова полосовало сушу водянистыми порезами), от этого вида гоминид отщепился новый – островной – вид человека: Homo floresiensis.

Сегодня на Флорес, этот сравнительно небольшой остров (его протяженность – 360 километров, а ширина колеблется от 12 до 60 километров), легко попасть на самолете или пароме. Сотни тысяч лет назад плавание на Флорес было намного рискованнее. Попасть же туда посуху было нельзя – в эпоху плейстоцена остров не соединялся с сушей. Даже когда в периоды оледенения уровень Мирового океана значительно понижался, все равно Флорес отделяла от ближайшего побережья полоска моря шириной в несколько километров.

На острове Флорес первые гоминиды оказались в полной изоляции. Древние синдбады попали в затерянный мир. На острове жили вараны, крокодилы, змеи, лягушки, птицы, гигантские крысы, летучие мыши и гигантские черепахи – все они приплыли, прилетели или случайно достигли острова, приютившись на пригнанных волнами бревнах.

В конце концов с переселившимися сюда людьми произошло то же, что с мамонтами, слонами, тиграми и другими крупными животными, чьи популяции случайно оказывались заточены на островах Средиземного моря или южных морей. Ведь эволюция в небольших, строго ограниченных популяциях, – а где еще встретишь изолированные группки особей, как не на островах? – протекает совершенно иначе, чем на материках, где состав популяции может в любой момент измениться. Над островами же – давно замечено биологами – словно тяготеет проклятие. Из поколения в поколение многие обитатели островов деградируют, мельчают. Прежде всего, это касается крупных млекопитающих. В отсутствие конкурентов и опасностей их эволюция идет вспять. Популяциям мелких животных, надолго растягивающих ограниченные запасы пищи, легче выжить на таких клочках земли, чем исполинам, упрятанным в эту огороженную нескончаемым «водяным рвом» тюрьму. Со временем и «хомо эректусы» страшно измельчали, из людей, пусть и грубоватых на вид, превратившись в «хоббитов».

Подобный феномен – постепенная миниатюризация особей, живущих изолированно, часто встречается в животном мире, но никогда еще не наблюдался у человека. Это открытие лишний раз доказывает, что гоминиды подчиняются тем же биологическим законам, что и другие виды животных.

Времени на это у древних людей было много, бесконечно много. В 2010 году примерно в ста километрах от пещеры Лянг-Буа были найдены сколы камней – наподобие тех, что остаются после изготовления каменных орудий. Их возраст – 1,02±0.02 миллиона лет – поразительно далеко уводит нас в прошлое. Вероятно, остров был заселен гоминидами более миллиона лет назад, и, значит, у эволюции была «целая вечность» в запасе, чтобы превратить рослых первобытных людей, оказавшихся на малодоступном острове, в карликов, отмечалось на страницах Nature.

В таком случае, ядовито замечают оппоненты, это не эволюция была, это было «скатиться по лестнице кубарем». Ведь «эректус» был человеком крепким, внушительным. Объем его мозга был в два с лишним раза больше. Как же он стал этим коротышкой с «куриными мозгами» (объем мозга «флоресского человека» составляет около 400 кубических сантиметров)? Напомним, у взрослого человека этот показатель составляет примерно 1300 кубических сантиметров.

Эта метаморфоза заставляет нас переосмыслить саму эволюцию человека. Мы подсознательно привыкли, вопреки всяким резонам, предполагать, что у эволюции непременно была цель. Миллиарды лет на генеалогическом древе всего живого взращивался один-единственный плод – «венец творения», имя которому Homo sapiens. Увы, все это иллюзия. «Венец творения» – не избранник Бога по имени Природа, нет. Он – такой же скромный субъект, сотворяемый природой и подчиняющийся всем ее законам, как любая ящерица или хомяк. Если бы – волею судеб – вся популяция гоминид в доисторические времена расселилась на каких-нибудь мелких островах, то, очевидно, их потомство со временем превратилось бы из потенциальных мыслителей в безмозглых коротышек.

В 2010 году, подводя итоги пятилетних исследований «флоресского человека», антрополог Лесли Айелло писал на страницах American Journal of Physical Anthropology о том, что «Homo floresiensis – это реликтовый представитель рода Homo, который по своим морфологическим особенностям был очень близок к наиболее древним гоминидам, населявшим Африку еще до появления Homo erectus».

Наконец, в 2011 году в таком авторитетном издании, как Encyclopedia of Human Evolution («Энциклопедия эволюции человека»), выпускаемом Бернардом Вудом, говорилось, как о чем-то давно решенном, о том, что Homo floresiensis – это самостоятельный вид гоминид, разве только указывалось, что некоторые антропологи полагают, что этот вид ведет происхождение не от «хомо эректус», а от более ранней формы африканских гоминид – от «хомо хабилис». Об этом писалось также на страницах Science и Journal of Human Evolution.

Что же мы достоверно знаем о «хоббитах»?

Что нагадали по руке?

Руки этого «гномика» были непропорционально длинны, отличая его и от коротышек-пигмеев, и от несчастных, страдающих микроцефалией. Отношение длины плеча (243 миллиметра) к длине бедра (280 миллиметров) равняется 0,868. Этот показатель лежит за пределами всех возможных вариаций, присущих не только современным людям, но даже ныне живущим человекообразным обезьянам. Он на 0,02 выше, чем у австралопитека афаренсиса. Но, разумеется, среди современных приматов можно найти хоть какой-то вид, у которого это соотношение длин верхних и нижних конечностей точно такое же, как у «хоббита». Этим существом оказался… павиан.

Анализ костей запястья (его результаты были объявлены со страниц Science в 2007 году) также подтвердил, что «флоресский человек» относился к самостоятельному виду. Левое запястье «хоббита» – его исследовали Мэтью Тохери и его коллеги из Смитсонианского национального музея естественной истории – почти невозможно отличить от запястья человекообразных обезьян, обитающих в Африке, или населявших ее когда-то австралопитеков. У неандертальцев и современных людей строение этой части руки несколько иное.

«Анализ костей запястья показал, – пишет Тохери, – что неандертальцы и люди современного типа имели общего эволюционного предка, но он не был предком «хоббитов». Общий предок всех троих жил значительно раньше. Если неандертальца и современного человека можно назвать двоюродными братьями, то «хоббит» был для обоих троюродным братом».

Год спустя на страницах Journal of Human Evolution было отмечено, что верхние конечности «флоресского человека» представляют собой «уникальную мозаику», составленную частью из примитивных, частью из характерных для современного человека признаков. «Ничего подобного никогда не описывалось ни у здоровых, ни у больных людей современного типа». Позднейшие исследования подтвердили этот вывод.

В ногах правда есть?

В 2009 году на страницах журнала Nature были опубликованы результаты исследования, которое провел американский антрополог Уильям Джангерс. До него все внимание ученых привлекали лишь череп и руки «хоббитов». В этой работе были впервые проанализированы ступни ног одного из этих человечков.

Джангерс и его коллеги исследовали останки того самого «хоббита» под номером LB1. Левая ступня сохранилась полностью, а правая – частично. В чем-то они очень напоминают ступни современного человека, пишет Джангерс. Большой палец стопы не отставлен в сторону, как у шимпанзе, а прилегает к остальным пальцам. Однако суставы устроены так, что при изрядной нагрузке на стопу «флоресский человек» все-таки мог отставлять большие пальцы ног в сторону – держать их «веером».

Если взять во внимание еще и другие признаки, то Homo floresiensis и впрямь ушел недалеко от обезьяны. Его большие пальцы ног были коротковаты и своей формой напоминали пальцы шимпанзе. Стопа же, наоборот, была непропорционально длинна по сравнению с остальной ногой. Если у нас длина ступни составляет примерно 55% от длины бедра, то у Homo floresiensis она достигала 70% от длины бедра. Поэтому и его походка должна была разительно отличаться от нашей манеры двигаться. По-видимому, он не мог быстро бегать, потому что ему труднее было поднимать ноги, чем нам. Пусть это сравнение и будет хромать, но мы хоть в какой-то мере могли бы почувствовать себя «флоресским человеком», если бы, надев ласты, вздумали порезвиться, побегать в лесу.

Особое же внимание исследователей привлекла ладьевидная кость, короткая кость предплюсны. Она у «хоббита» точно такая же, как у человекообразной обезьяны. Судя по ее форме, стопа у Homo floresiensis была плоской. Таким образом, ее строение оказалось очень примитивным.

Каков же вывод? По мнению ряда антропологов, маловероятно, чтобы в небольшой островной популяции «хомо эректусов» эволюция вдруг зашла так далеко вспять, что в их организме снова стали проступать обезьяньи черты. В таком случае они являются потомками более древнего вида гоминид, а именно «человека умелого».

Человек и гиппопотам: что общего?

Новую попытку понять природу древних «хоббитов» предприняли Дайсуке Кубо и его коллеги из Токийского университета (отчет об их работе опубликовал в этом году журнал Proceedings of the Royal Society B). Для начала они заново измерили все тот же довольно хорошо сохранившийся череп LB1. С помощью томографа они изготовили детальную трехмерную модель внутренней части этого черепа, сгладив следы позднейших деформаций.

В результате объем мозга «хоббита» несколько увеличился и достиг 426 кубических сантиметров. Для сравнения: этот показатель у «эректуса», по оценке японских исследователей, составлял в среднем 860 кубических сантиметров.

Затем ученые оценили, каким мог бы быть объем мозга человека прямоходящего, если бы его рост был точно таким же, как у «хоббита». Для этого они вначале сравнили размеры тела различных известных нам представителей этого вида и величину их черепа. Так было выявлено соотношение между ростом «эректуса» и объемом его мозга. Опять же для сравнения они определили, каково это соотношение у человека разумного и «хомо хабилиса».

Вот что стало понятно. Если уменьшить «эректуса» до тех же размеров, что и первобытных жителей острова Флорес, то объем его мозга все равно окажется на 10–29% больше, чем у них. Итак, у «хоббитов» мозг «усох» как будто сильнее, чем полагается, но… Примерно в тех же пропорциях, что у «хоббитов», уменьшается объем головного мозга и у животных, которые тысячелетиями в полной изоляции населяют те или иные острова. Так, у вымерших карликовых гиппопотамов, обитавших когда-то на Мадагаскаре, объем мозга примерно на 30% меньше, чем ему следовало быть, учитывая уменьшившуюся длину тела животного. У горных коз, которые водились раньше на испанском острове Мальорка, объем мозга тоже сократился значительно сильнее, чем размеры их тела, – примерно на 50%.

Как предположил Дайсуке Кубо, мозг островных животных мельчает заметно быстрее, чем их тело, потому, что это позволяет сократить энергозатраты. Ткань головного мозга потребляет огромное количество энергии. Но островным животным такая напряженная работа мозга, как правило, не нужна, ведь здесь опасности не подстерегают их на каждом шагу.

Эти примеры, взятые из мира фауны, наглядно показывают, что и небольшая группа «хомо эректусов», расселившаяся на островах Индонезии, могла бы претерпеть такую же эволюцию, как другие островные виды млекопитающих. Она протекала в обратном направлении – в сторону уменьшения головного мозга. «Хоббит» развивался наперекор всему роду человеческому. Похоже, этому островному виду гоминид большой мозг был не особенно и нужен. Здесь, на индонезийском острове, у него не было никаких естественных врагов, кроме, пожалуй, комодского варана и гигантского марабу (Leptoptilos robustus). Финал этого развития был таким же, как у балеарских коз или малагасийских гиппопотамов. Появился новый вид гоминид: карликовый человек.

Ученые не берутся пока сказать, насколько ослабли умственные способности у дикарей, расселившихся на острове Флорес. Во всяком случае, орудия труда они изготавливали отменные. Для этого, похоже, особого ума не требовалось. Возможно, гадают ученые, сама организация работы головного мозга у «хоббитов» была иной, чем у нас, и это якобы повышало эффективность мышления. Но такие гипотезы – чистой воды спекуляция.

Несколько лет назад Дин Фолк из Флоридского университета уже анализировал трехмерную модель внутренней части черепа «хоббита», сравнивая ее с моделями черепа человекообразных обезьян, современных людей, «хомо эректусов» и австралопитеков (Australopithecus africanus). Именно к последним «флоресские люди» были ближе всего по соотношению размеров тела и мозга. Однако по форме мозга они больше всего напоминали «хомо эректусов». В любом случае, утверждал Фолк, они представляли собой самостоятельный вид гоминид, далеко отстоящий от современных людей.

Как отмечают исследователи, возможно, история Homo floresiensis – не единственный пример эволюции человека вспять. Быть может, ископаемые останки карликовых гоминид будут найдены и в других «медвежьих углах» Юго-Восточной Азии, например, на островах Ломбок, Тимор и Сулавеси, однако работы там пока не ведутся. Кстати, индонезийские археологи начали проводить раскопки в Лянг-Буа еще почти полвека назад, но из-за нехватки средств вынуждены были прервать их, исследовав лишь верхние пласты земли.

Так что же еще мы достоверно знаем о «хоббитах»? Что еще узнаем о них в ближайшие годы?

ЗС 09/2013

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source