Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
Пирены/Хойнебург

Александр Голяндин

Сенсационные результаты раскопок последних лет (в предыдущем номере мы подробно рассказывали о раскопках в местечке Беттельбюль) свидетельствуют о том, что кельты были на пути к созданию своей собственной цивилизации. До сих пор в поле зрения археологов оказывались лишь великолепные княжеские усыпальницы. Сейчас ученые стремятся исследовать и окрестные поселения. Особый интерес у них вызывает первый кельтский город – Хойнебург, или Пирены, как называл его Геродот.

Истр начинается в стране кельтов
у города Пирены и течет,
пересекая Европу посредине

Геродот

Долгое время мы привыкли смотреть на кельтов с точки зрения греческих и римских авторов, для которых эти жители Центральной Европы являлись воплощением варварства – были людьми грубыми, говорившими на непонятном языке. Античные писатели ценили в кельтах одно – умение воевать. Для римлян они оставались особенно ненавистны еще и потому, что не раз вторгались на Апеннинский полуостров. Так, в 387 году до новой эры они даже победили Рим, наложив на него громадную контрибуцию. «Горе побежденным». В 277 году до новой эры кельты вторглись в Малую Азию, расселившись в районе современной Анкары (здесь их стали называть «галатами»). Но откуда взялись кельты до того, как начали угрожать ведущим античным державам? Были ли они и впрямь дикарями или древние авторы рисуют их специально черной краской?

Что там, за галльским валом?

Кельты – древнейший известный нам народ, населявший Европу к северу от Альп. Однако в письменных источниках почти не найти сведений об их ранней истории. Можно упомянуть разве что Гекатея из Милета, который писал в конце VI века до новой эры, что к северу от греческой колонии Массалия (ныне Марсель) расселились keltoi. И, конечно, нужно назвать жившего в V веке до новой эры «отца истории» Геродота, отметившего, что река Истр (то есть Дунай) берет начало в «стране кельтов».

Таким образом, в VI–V веках до новой эры кельты жили на территории Центральной Европы, в современной Франции и Южной Германии. Они никогда не были единым народом, а представляли собой многочисленную группу племен, говоривших на родственных языках и сходных по своей культуре. Не создали они и своего государства, а продолжали жить отдельными группами. У них не было и историографии, а потому историки традиционно рассказывают о них с чужого голоса.

Археологические исследования последних десятилетий подтверждают сообщения Гекатея и Геродота и свидетельствуют о том, что именно кельты основали первые городские поселения к северу от Альп. Деревянные укрепления ограждали эти города. Позднее кельты стали возводить вокруг них еще и земляные валы, обложенные камнем. Подобные сооружения напоминали уже настоящие крепостные стены. Murus gallicus, «галльский вал», так называл эти постройки Цезарь, покоривший в I веке до новой эры обширные области, населенные кельтами (галлами).

Назначение укрепленных пунктов было разным. В одних случаях это – цитадели, в которых кельты укрывались в момент вражеского нападения, в других – настоящие города (oppida), насчитывавшие не одну тысячу жителей (они появляются в основном после 200 года до новой эры). Впрочем, даже они не похожи на города в античном смысле этого слова. Как правило, здесь не было общественных зданий, рыночных площадей, водопроводов – тех благ цивилизации, к которым привыкли римляне и греки. По большей части они застроены крестьянскими подворьями.

Впрочем, важнейшими занятиями жителей этих городов были теперь торговля и ремесла, а вовсе не традиционный сельский труд, хотя даже горожане не оставляли своих земельных наделов. Достижения же кельтских ремесленников не могут не вызывать восхищения. Где истоки их искусства? Откуда взялось это удивительное мастерство? Археологи стремятся восстановить культурные связи кельтов, понять зарождение их культуры, о которой практически нет письменных свидетельств – только артефакты, археологические находки.

Известно, что кельты поддерживали тесные отношения с этрусками, жившими к югу от Альп. Кельтские бронзовые сосуды, керамические чаши, золотые украшения явственно напоминают непревзойденные образцы, созданные этрусками. Даже архитектура кельтов пробуждает в памяти мир удивительных мастеров, населявших север Италии.

Торговые связи кельтов простирались еще дальше на юг – вплоть до Сицилии и Греции. Античные традиции Средиземноморья наложили свой ощутимый отпечаток на культуру кельтов. Наивысшего расцвета она достигла в V – III веках до новой эры.

Но даже если все начиналось с подражания чужеземным образцам, то к этому времени кельтские художники и ремесленники уже выработали свой оригинальный стиль. Он легко узнаваем – достаточно взглянуть на изящные бронзовые статуэтки, которые обнаруживают в многочисленных кельтских захоронениях, на изысканное оружие, которое ценили эти прирожденные воины, не боявшиеся почти ничего. По легенде, кельты горделиво ответили Александру Македонскому, что страшатся только одного – что когда-нибудь им на головы рухнет небо.

Знание небесных знамений позволило им создать свой оригинальный календарь, хотя они так и не изобрели письменность (некоторые историки полагают, что кельты сознательно – по религиозным причинам – избегали что-либо записывать). Первыми из народов, живших к северу от Альп, они начали чеканить собственные монеты.

Крупные кельтские поселения вырастают вдоль торговых путей. Всего обнаружено около двух десятков кельтских городов. Археологам еще предстоит досконально исследовать их, разгадывая забытые кельтские тайны. До сих пор в их поле зрения оказывались в основном великолепные княжеские захоронения.

Если бы не римское завоевание, то, рано или поздно, к северу от Альп, наверное, возникла бы огромная империя кельтов. Но их цивилизация была сметена Римом, переплавлена им почти без остатка. Отзвуками забытого прошлого доносятся до нас теперь речения валлийцев и бретонцев, ирландцев и шотландцев. Ведь они говорят на языках, которые ведут свое происхождение от древних наречий кельтов, а в их обрядах и преданиях еще живы отголоски кельтских традиций.

В одном отдаленном городе

«Нил берет начало, как и Истр, в таких же отдаленных странах», – писал Геродот. Истр же начинался в стране кельтов, близ одного отдаленного города.

Пожалуй, древнейший из кельтских городов – это Хойнебург, расположенный в верховьях Дуная, на территории современной немецкой земли Баден-Вюртембург. Геродот называл его «Пиренами» (кстати, археологи пока так и не доказали, что упоминаемый Геродотом город и есть Хойнебург). Две с половиной тысячи лет назад здесь пролегал важный торговый путь, соединявший юг Франции, в частности, греческую колонию Массилию, с Северной Италией, населенной тогда этрусками и греками. Раскопки, проводившиеся в последние десятилетия, позволили восстановить в общих чертах бурную судьбу кельтской метрополии.

Ее история уходит в далекое прошлое. Все начинается с небольших укрепленных построек, которые вырастают на холмах по обоим берегам Дуная около 1000 года до новой эры. Эти крепости напоминают, скорее, рыцарские замки средневековья. За их стенами можно укрыться от врагов; они свидетельствуют о могуществе и власти их хозяев. Примерно к 600 году до новой эры одна из них разрастается, превращаясь в настоящий город. Это и есть Хойнебург.

Никто из историков не может объяснить загадку возвышения именно этой крепости, словно взявшей верх в незримом споре с другими. Но нельзя не отметить, что место для ее строительства было выбрано очень удачно. Хойнебург располагался на крутом берегу Дуная, возвышаясь над окружающей его равниной. Общая площадь, занимаемая крепостью, составляла три гектара.

Поначалу Хойнебург был по традиции огорожен деревянной стеной и земляным валом, а его территория застроена хаотично, напоминая больше деревню, чем город. Но постепенно его жители богатеют, поскольку Хойнебург только выигрывает оттого, что может контролировать торговый путь, пролегающий по верховьям Дуная. Многочисленные предметы, которые находят здесь во время раскопок, – например, образцы греческой керамики, – зримая примета достатка горожан.

Богатство надо беречь, вот один из постулатов жизни человека. Около 600 года до новой эры вокруг Хойнебурга, «Швабской Трои», как называют его археологи, возводится беленая стена из кирпича-сырца (в сыром климате Центральной Европы ее приходится белить постоянно).

По оценке немецкого археолога Сабины Хагман, протяженность этой стены составляла 750 метров. Для ее возведения потребовалось около полумиллиона кирпичей. Удивительно, как их все удалось высушить под небом «Германии туманной». Эта работа проста в жарком климате Ближнего Востока, а никак не здесь. Возможно, полагает Хагман, кельты построили своего рода «сушильный цех».

Зато теперь город, словно зажженный маяк, светился над густыми зарослями камыша, расшагавшимися по берегу Дуная. Белизна стены, достигавшей четырех метров в высоту, притягивала издалека путников и купцов. Вдоль стены вздымались башни, выдаваясь вперед, словно готовясь рассечь ряды подступившей армии. Наверняка стена была перекрыта от дождя навесом, и по ней, как по Великой китайской стене, ходили караульные, наблюдая за окрестной равниной, готовой всегда выманить из-за горизонта врагов. Именно так выглядит теперь реконструкция стены, возведенная в музее под открытым небом, который сооружен на месте Хойнебурга. Никогда прежде кельты не строили подобных укреплений. Несомненно, они возвели их по образу и подобию стен, окружавших средиземноморские города.

С этого времени меняется и характер городской застройки: былой беспорядок уступает место четкой планировке. Вдоль узких улиц располагается множество домов, возведенных по единому плану. Возможно, их сооружал архитектор, приглашенный из греческой колонии или учившийся у эллинов. Впрочем, улочки едва втискиваются среди всех этих домов.

Что же касается населения Хойнебурга, то, вероятно, это в основном теперь ремесленники: гончары, кузнецы. Так, в юго-восточной части крепости находился квартал ремесленников. Здесь изготавливали изделия из железа и бронзы; они пользовались спросом далеко за пределами этого региона.

Правда, более всего интересовало купцов, прибывавших из Средиземноморья, то, что было в Хойнебурге чужим: янтарь с берегов Балтийского моря или британское олово. Возможно, этот город изначально возник как перевалочный пункт, где товары, привезенные далеко с юга, выменивали на материалы, доставленные далеко с севера. Теперь за оловом можно было не отправляться куда-то в Британию: его всегда удавалось купить у запасавшихся им кельтов.

В свою очередь, сюда, в верховья Истра-Дуная везли товары из Греции и ее колоний, например, громадные амфоры из Массалии. Удобно было добираться сюда и с берегов Черного моря, вдоль которых гнездилось немало греческих колоний. Оттуда корабли с товарами поднимались вверх по Дунаю, достигая кельтских владений.

Изделия же этрусских ремесленников, например, фибулы – такими булавками скрепляли одежду в Северной Италии, – доставляли в Центральную Европу по крутым альпийским перевалам.

Территория Хойнебурга оказалась заметно больше, чем предполагали историки. Вокруг крепости простирались обширные жилые кварталы, тоже обнесенные стенами. Археологи обнаружили остатки этой застройки лишь в 1999 году. Сегодня они полагают, что общая площадь этого «города мастеров и крестьян», возникшего у стен княжеской резиденции, составляла в период расцвета Хойнебурга от 50 до 100 гектаров. Если оценивать численность населения в самом городе и в раскинувшемся у его стен поселке, то она достигала пяти, а то и десяти тысяч человек. Немало по тогдашним меркам!

К этому времени все деревушки в окрестности Хойнебурга (в радиусе ста километров от него) исчезают. Что побудило кельтов покинуть их? Переселились ли они под стены крепости потому, что так распорядился правитель этого города, собирая вокруг себя всех землепашцев и ремесленников? Или кельты сами бежали к спасительным стенам, надеясь на защиту князя и получая немалую выгоду оттого, что могли торговать на здешнем рынке? Пока остается лишь гадать, какие метаморфозы переживало общество кельтов.

К примеру, уже лет через 60–70 после возведения кирпичной стены происходят какие-то важные события. Огонь охватывает стену; более она уже не восстанавливается. Среди обгорелых руин археологи находят наконечники стрел и копий, а также камни, выброшенные из пращи. Вместо рухнувшей стены новые хозяева города вновь возводят земляной вал и деревянные укрепления. Теперь город опять малолюден. Исчезает огромный поселок, окружавший его.

Что же произошло? В кельтском обществе изменилось соотношение сил? И теперь владетели Хойнебурга стали вассалами других кельтских кланов?

К началу V века до новой эры соотношение сил в кельтском обществе, действительно, меняется. Возникают новые политические центры – не в верховьях Рейна, а в его среднем течении. Раскопки некоторых из них уже принесли неожиданные открытия, например, раскопки усыпальницы в Глауберге, которая прославилась своими сокровищами.

И все же была ли война? Йорг Бофингер, один из руководителей раскопок в Хойнебурге, обращает внимание на простые бытовые подробности, о которых мы, люди совсем другого времени, легко забываем: «Там, тесно скучившись, стояли деревянные дома, и в каждом жилище пылал открытый огонь. Так что, город мог выгореть не только во время войны». Его коллега, Дирк Крауссе, обращает внимание на то, что даже после этого пожара жители Хойнебурга продолжали импортировать дорогие товары, например, аттическую керамику и бронзовые сосуды этрусков. Кельтский город не был ни разорен, ни растоптан тогда.

Но все же, как объяснить следы ожесточенной схватки, разыгравшейся в городе? Кто стрелял из лука? Кто размахивал копьем? Свои? Чужие? Предатели? Мятежники? Может быть, народ восстал, возмутившись бездарным правителем? Или власть пытался отнять самозванец?

Загадочна и финальная точка в этой истории. В конце V века до новой эры кельты вдруг покидают Хойнебург. Никто не может сказать наверняка, по какой причине это произошло. Никто не может сказать, когда именно это произошло. Специалисты продолжают спорить об этом, а новые находки словно передразнивают их, подавая аргументы различным участникам дискуссий.

Как бы то ни было, около 400 года до новой эры Хойнебург был окончательно покинут.

Забытые страницы истории кельтов

Более определенно археологи могут судить о начале становления кельтской цивилизации. Ее колыбелью являются юго-западные области современной Германии, а также прилегающие к ним территории Бургундии на западе и Чехии на востоке. Вот как выглядит краткая история кельтских тайн в свете археологических находок.

В IX – VIII веках до новой эры в Северной и Центральной Италии, где живут люди культуры Вилланова и этруски, сооружаются могильные курганы и княжеские резиденции, возможно, возводимые по образу и подобию соответствующих построек на территории Малой Азии. Примерно через сто лет мода на эти сооружения распространяется и в Центральной Европе. Численность кельтского населения здесь стремительно растет.

Во многом этому способствовали климатические изменения. В бассейне Дуная и Рейна стало заметно теплее. Обилие осадков облегчало занятия земледелием. Постепенно кельтские крестьяне распахали все окрестные холмы, засеивая их пшеницей-двузернянкой и чечевицей. Анализ пыльцы, взятой из озерных отложений на юге Германии, свидетельствует, что в VII веке до новой эры обширные пустоши Центральной Европы были распаханы расселившимися здесь племенами. Лесная чащоба, стоявшая стеной, теперь дрогнула, убежала врассыпную под натиском пронзавших ее полей и пастбищ. Только в горах Швабского Альба появилось свыше двух десятков деревень; площадь некоторых из них достигала трех гектаров.

Вот на этом фоне стремительно развивается кельтская культура. Как полагают археологи, она явилась наследницей гальштатской культуры, сложившейся в Центральной Европе в XII веке до новой эры. Главным богатством кельтов была соль. Именно торговля солью, а не грабительские набеги, обеспечила им процветание.

А еще кельты были искусными металлургами, они прекрасно обрабатывали железо – материал, очень доступный для них. Сравнивать железо и бронзу – все равно, что папирус и бумагу. Необходимые компоненты бронзы, медь и олово, приходилось везти в Центральную Европу издалека. Железная руда внезапно отыскивалась всюду в окрестных горах, южные области Германии изобиловали ей.

Из железа кельты изготавливали мечи, которые пользовались немалым спросом. Топоры с железными лезвиями злее врезались в стволы вековых деревьев, быстрее валили их, нежели бронзовые орудия людей, живших здесь прежде. Бронзовый век разбился о непроходимые леса Центральной Европы, отступил от них. Железный век пробил их насквозь. Острия железных плугов врезались в дернину не паханной никогда земли. Благодаря их применению даже в этой глуши удавалось собирать большие урожаи.

Кельтское общество того времени было своего рода федерацией, объединявшей различные племена и кланы, которые возглавляли князья и вожди. Кельты находились на пороге становления своей собственной цивилизации, но что-то помешало им. В их обществе произошел какой-то надлом.

В V веке до новой эры кельты начинают покидать свои города. К концу столетия вся Южная Германия опустела. Численность кельтского населения здесь сократилась, по некоторым оценкам, на 80%. Оставшиеся поселения не отличаются особой пышностью. Невзрачно выглядят и княжеские резиденции; теперь это – небольшие крепости, в которых укрываются от врагов.

Но, похоже, не враг все-таки разорил эти земли – капризный климат. На протяжении почти трех с половиной веков климатические условия в Центральной Европе были оптимальными для занятий земледелием. Но в этом столетии теплый, мягкий климат сменяется холодным. Перемену запечатлели ледники Гренландии – этот природный архив, хранящий память о далеком прошлом планеты. Причиной метаморфозы стали два мощных вулканических извержения. Пылевая завеса, затянувшая небо, плохо пропускала солнечные лучи, а потому средняя температура в Северном полушарии снизилась. Урожаи упали, население уже не могло прокормиться своим трудом.

Около 400 года до новой эры наступают новые времена. Именно тогда патриархальный покой кельтского общества окончательно взрывается. Отныне города мастеров и пажити крестьян производят на свет, кажется, лишь неукротимых воинов. Именно тогда появляются те кельты, которых так выразительно описывали античные авторы и так боялись римляне – налетающие из неведомой глуши, из-за далеких гор убийцы.

С этого времени кельты начинают совершать свои знаменитые набеги на Италию и Балканский полуостров. Издавна доходившие до них слухи о богатствах греков и этрусков теперь согревают им душу. Кельты завоевывают Рим, в ту пору еще малый и немощный, осаждают Дельфы, веками стяжавшие золото со всех греческих земель, перебираются в Малую Азию и, наконец, оседают в Анатолии.

Брошенная же ими родная страна пришла в упадок. Поля, которые они недавно обрабатывали, теперь поглощаются лесом. От оригинальной кельтской культуры, существовавшей здесь, практически не остается следа. Хойнебург на две с лишним тысячи лет забыт. История кельтов пишется теперь в других частях Европы и, прежде всего, во Франции – громадной стране галлов (кельтов).

Расцвет и гибель ранней культуры кельтов таит немало загадок. Многое в их судьбе происходит как будто без видимой причины. Они внезапно покидают свои города, переселяются, исчезают, чтобы объявиться за многие сотни километров от тех земель, где жили прежде. Они не могут ничего поведать о переворотах и катастрофах, которые переживает их общество, поскольку не владеют письменностью, но, может быть, археологам в ближайшие десятилетия все же удастся во всех подробностях восстановить таинственную историю кельтов?

* Об истории кельтов см. в нашем журнале статьи М. Щукина: «Третий мир древней Европы» №4 за 1986 год и «Снова о Чеширском коте и его улыбке» №8 за 1993 год.

ЗС 11/2013

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source