Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 

 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
Аркаим и другие города Урала

Александр Голяндин

Четыре тысячи лет назад в степях Южного Урала как из-под земли появились укрепленные поселения – «города» бронзового века, которые полностью изменили жизнь этого региона. В этой «стране городов», лежавшей на границе Азии и Европы, сложилась своя развитая цивилизация. Именно здесь были сооружены древнейшие боевые колесницы, сохранившиеся до нашего времени, здесь была придумана новая, необычная сбруя. Но кто были люди, поселившиеся здесь? Откуда они пришли? Почему осели на Урале? Что нашли в этой пустынной прежде стране?

Следы «степных городов» начали обнаруживать еще в 1970-е годы, но лишь в последние два десятилетия стали понятны масштабы открытия. Всего в степях Южного Урала, на небольшой, по российским меркам, территории размером 350 x 250 километров обнаружено 22 древних городища, расположенных на расстоянии 30–40 километров друг от друга. Их строили в основном по берегам рек.

Немалая заслуга в их открытии принадлежит геологу, специалисту по дешифрованию аэрофотоснимков Ии Михайловне Батаниной.

Существовали эти ранние города (протогорода) в среднем бронзовом веке – около 2100–1800 годов до новой эры. О создателях этой культуры ученым по-прежнему мало что известно. Очевидно, здесь осели племена, кочевавшие прежде в степи. Они еще не знали письменности. Они не оставили сообщений ни о великих царях, ни о памятных битвах, ни о хозяйственных хлопотах. Лишь памятники материальной жизни – остатки поселений, бытовые предметы, захоронения – позволяют проникнуть в повседневный мир «степных городов».

Эта уникальная городская культура возникает посреди Великой степи буквально из ниоткуда и несколько столетий спустя словно туда же, сквозь землю, и проваливается, поражая даже повидавших прошлое археологов.

Аркаим

Самый известный из древних «городов» Урала – Аркаим. Его руины расположены к югу от Челябинска, неподалеку от казахстанской границы.

Аркаим обнаружили в 1987 году. Помогли результаты аэрофотосъемки, проводившейся перед тем, как здесь собирались завершить строительство водохранилища и затопить эту местность. На фотографиях отчетливо проступили загадочные круги. Они были разбросаны на обширной территории, превышавшей в поперечнике две сотни километров. Поначалу выдвигались самые разные объяснения. Кто-то говорил даже об инопланетных космодромах, сооруженных в южноуральских степях.

Однако раскопки, проведенные под руководством российского археолога Геннадия Борисовича Здановича, принесли не менее сенсационный результат. В бронзовом веке в этой дикой степи, находившейся вдали от очагов цивилизации, возникла сложная городская культура. От планов строительства водохранилища пришлось отказаться. В 1991 году Аркаим был взят под охрану, а год спустя здесь приступили к созданию историко-археологического заповедника.

Исследования Аркаима продолжаются. Известно, что город был окружен двумя кольцами земляных стен, облицованных кирпичами. С высоты птичьего полета он напоминает гигантское колесо, затерявшееся в степи. Диаметр внешней стены – примерно 170 метров; внутренней – в два раза меньше. Высота стен достигала 5,5 метров, а ширина 4–5 метров. Внешнюю стену опоясывал двухметровый ров. «Для нападающих такой укрепленный город представлял собой серьезное препятствие высотой в современный трехэтажный дом, окруженный водой», – отмечал на страницах нашего журнала Геннадий Зданович. Главные ворота, что вели в Аркаим, располагались с западной стороны. По трем другим странам света ориентированы три дополнительных входа. Общая площадь города превышала два гектара.

Вдоль стен, с внутренней стороны, размещались одноэтажные дома, в которых жили горожане. Все они были одинаковы на вид, словно казармы солдат, готовившихся к войне, или юрты кочевников, заночевавших в степи. Длина построек достигала 20 метров, а общая площадь помещений в них составляла от 110 до 180 квадратных метров. Это очень крупные жилища, отмечают специалисты. Одной своей узкой стороной дома примыкали к стене, другой выходили на просторную улицу, опоясавшую их ряды. Жилища были увенчаны пологой двускатной крышей. В той части дома, что примыкала к внешней стене, располагалась «общая зала». Ближе к входу были обустроены «семейные» комнаты, отделенные друг от друга перегородками. Через отверстие в крыше можно было подняться наверх. Этим дома в Аркаиме напоминали жилища в древнейшем городе Малой Азии – Чатал-Гуюке. Там входная дверь в дом располагалась на крыше. Горожане спускались в свои жилища по деревянной лестнице, – напоминая сусликов, прячущихся в норы.

Вдоль внешней стены Аркаима располагалось до сорока жилищ, а вдоль внутренней – 27; их двери выходили на центральную площадь. Опять же, если смотреть сверху, эти дома напоминали спицы колеса. И во внешнем кольце Аркаима, и в его внутреннем кольце расположение домов было схожим. Никаких признаков резкого социального расслоения не замечено. В Аркаиме не было царского дворца, как в современной ему Трое. В то же время строгость планировки удивляет. Почему все жилища одинаковы и нет дома, построенного для вождя? Кто-то должен был все это придумать, распорядиться, чтобы жилища сооружали по единому плану, задавался вопросом Зданович. Например, в том, как устроена оборонительная система, «ощущается жесткая централизация, единая воля, направленная на консолидацию всех сил защитников крепости в случае нападения врага».

Аркаим – это первый древнейший город, найденный к северу от Кавказа. Его открытие свидетельствует о том, что 4000 лет назад граница между дикостью и цивилизацией пролегала отнюдь не там, где мы привыкли считать. Культура бронзового века распространилась гораздо дальше, чем представлялось. Даже в глубине евразийской Степи, казалось бы, отданной на откуп ордам кочевников, вырастали многочисленные города.

По словам Здановича, Аркаим, как и другие обнаруженные вскоре города Урала, представлял собой модель Вселенной. Люди, жившие здесь, поклонялись Солнцу и Огню. Возможно, полагает археолог, это был храмовый город и здесь постоянно проживало лишь несколько сотен человек во внутреннем кольце жилищ: жрецы, ремесленники, стражники. Остальные приходили сюда на религиозные праздники из сельской округи, где располагались их родовые поселения.

Чаще всего – на основании сходства погребальных обрядов с описанными в «Ригведе» (сборнике древнейших ведийских культовых гимнов) и «Авесте» (своде древнеиранских религиозных текстов) – ученые связывают жителей Аркаима с индоиранцами (ариями), считая их протоиндоиранцами, предшественниками этих крупнейших индоевропейских народов. Так, Зданович подчеркивает, «это безусловно мир Авесты, мир Вед, то есть это мир древнейших пластов индийских и иранских источников».

Другие города Урала

Уже сейчас ясно, что тогда, четыре тысяч лет назад, в евразийской степи появились поселения совершенно необычного типа. Очевидно, все-таки предшествовали этому какие-то изменения, происходившие в обществе. Ведь как иначе могли появиться столь сложно организованные поселения? Они лишь отражали сложившуюся к тому времени структуру общества.

Эти «степные города» занимали площадь от одного до четырех гектаров. Они имели разную форму: прямоугольную, овальную, округлую. Археологи пока не выяснили, менялась ли со временем форма поселений. Иными словами, строились ли в одну эпоху только прямоугольные поселения, а, например, столетием позже – исключительно круглые.

Так, «город» Ольгино (Каменный Амбар), расположенный в ста километрах от Аркаима, имел форму прямоугольника со скругленными углами. Он тоже был окружен земляным валом и рвом. И точно так же дома здесь своей узкой стороной прилеплялись к городской стене, а длинной смотрели на соседние постройки. Часть поселения, как и в других «степных городах», была не застроена. Назначение пустующей территории не всегда удается объяснить.

В некоторых поселениях центральное место занимает обширная «площадь». К ней и сбегаются дома, точно готовясь ссыпать сюда, как на сходку, своих жильцов. Археологи так и предположили, что здесь собирался народ. Здесь сообща, гулом и криками, решались важнейшие вопросы – от хозяйственных до военных.

Дома в этих «городах» везде возводились из бревен и высушенных глиняных кирпичей. Самые большие постройки достигали двадцати метров в длину, а шириной были почти в десять метров. Иногда по обеим сторонам от входа в жилище сооружались небольшие печи. Зимой волны тепла, исходившие от них, отгоняли студеный воздух, который так и норовил перетечь в дом. В жилых постройках имелись обшитые деревом колодцы глубиной до пяти метров, расположенные, как правило, в задней их части. От каждого дома отходила канава, по которой стекали помои. Археологи не ожидали увидеть эти блага цивилизации в дикой степи.

Численность населения «степных городов» была, по нашим меркам, невелика. Так, в Ольгино археологи насчитали 25 домов. В среднем в таких постройках проживало десять-двенадцать человек. Так что, в этом «городе» насчитывалось около трехсот жителей. Возможно, здесь жила знать.

Во всяком случае, в окрестности Ольгино археологи обнаружили пышные захоронения. Они свидетельствуют о том, что среди горожан установилась своя иерархия. Рядом с погребенными здесь людьми лежат многочисленные предметы из меди и бронзы, в том числе оружие. Оставлены были и съестные припасы; путникам в мир иной жертвовали лошадей и овец. Некоторые же усопшие врывались в загробный мир, словно победители состязаний, на колесницах, подобных которым нигде в те времена не видывали.

В одном из захоронений найдена двухколесная боевая колесница – древнейшая в мире. Почти за 500 лет до того, как подобные колесницы появились в Древнем Египте, на них разъезжали в южнорусских степях. Колеса этой быстролетной повозки были оснащены спицами, в то время как в Месопотамии использовали тяжеловесные колесницы, опиравшиеся на цельные деревянные кругляки.

Но как объяснить появление боевых колесниц на Урале? Кочевникам, перегонявшим по степи громадные стада животных, они никак не нужны; крестьянам, возделывавшим поля, – тоже. Это наводит на мысль, что люди, основавшие «города» на Урале, пришли сюда издалека – оттуда, где армии уже тогда сшибались в ожесточенных схватках, и легкие, быстроходные колесницы могли обеспечить перевес тем, кто устремлялся в них на врага. Однако сказать что-либо конкретнее о родине аркаимцев ученые пока не могут.

Отыскалась здесь и необычная конская упряжь. Всадники бронзового века могли с ее помощью управлять самыми резвыми степными конями. Очевидно, уже в те далекие времена процветали города и поселения, где использовались перспективные инновации.

Сокровища Медных гор

Керамические изделия, каменные орудия и различные украшения рассказывают о том, чем занимались в свободное время жившие здесь люди. Эти предметы свидетельствуют о поразительном мастерстве местных ремесленников, о навыках, передававшихся из поколения в поколение.

Но прежде всего жители этих степных «городов» были искусными кузнецами и металлургами; они занимались обработкой меди. Ее месторождениями Урал богат и сегодня.

В бронзовом веке медные руды ценились чрезвычайно высоко, ведь бронза представляет собой сплав меди и олова.

Добывать медь на Южном Урале было легко, она лежала буквально на поверхности. Самые известные месторождения той эпохи – это Каргалы (Каргалинские холмы) и Воровская яма. В тех же Каргалах (см. «З-С», 8–9/00) добыча медной руды велась почти два тысячелетия. Работа, начатая тогда, в глубокой древности, со временем привела к результатам, которые покажутся неправдоподобными. По оценке российского археолога Е. Черных, «всего же за две тысячи лет на Каргалах… было добыто никак не менее двух и, видимо, не более пяти миллионов тонн руды».

Не случайно тысячи лет назад здесь, на Урале, стали появляться поселения, в которых жили работники, добывавшие ценную руду. Возможно, что именно выплавкой меди они занимались на обширных пустырях, оставленных на городской территории. Во всяком случае, огромное количество отходов руды, шлаков и полуфабрикатов, найденных в «степных городах», свидетельствует о том, что в бронзовом веке здесь процветало металлургические производство.

Археологи находят в «степных городах» и многочисленные предметы, сделанные из меди. Например, в том же Ольгино их обнаружено около сотни. Из этого металла изготавливали серпы, колуны, но, прежде всего, оружие: боевые топоры, наконечники копий и стрел.

Геохимический анализ 39 исследованных артефактов показал, что в основном они отлиты из чистой меди. Лишь некоторые содержат примеси мышьяка, и только в отдельные изделия добавлено олово (его концентрация не превышает 3,5%). Такой анализ проводится, прежде всего, для того чтобы восстановить торговые маршруты той далекой эпохи.

Любопытна и технология литья. С подобной ученые сталкивались, исследуя культуру Китая бронзового века. Сюда принесли ее степняки-кочевники. Жители Западного Китая переняли у уральских мастеров и секреты изготовления легких боевых колесниц, ставших впоследствии грозным оружием в армиях различных китайских царств.

Точно так же, распространившись по Великой степи вместе с воинами и купцами, на другой конец Евразии, в низовья Дуная, а потом и в Микенскую Грецию, была принесена новая форма конской сбруи, появившаяся на далеком Урале. Степь, словно море, соединяла страны, лежавшие вдоль ее окраин.

Отметим, что Урал изобиловал и золотом. В религиозных представлениях бронзового века этому металлу принадлежит особая роль. Своим ослепительным блеском золото напоминает Солнце, которому поклонялись многие культуры древности. Изготовленные из него предметы необычайно ценились. Немало преданий и легенд той эпохи было связано с золотом, с мифическими существами, сторожившими его, с героями, сумевшими его добыть.

Торговля золотом и медью стала источником богатства недавних кочевников. Они огораживали свои поселения мощными стенами, чтобы защититься от врагов. Посреди бескрайней степи вырастали первые города, десятки городов.

Гонур маргушский

Но одной рудой сыт не будешь, как иронично хмыкнет даже школьник. Подспорьем для рабочих, добывавших руду, и мастеров, обрабатывавших ее, были хлебопашество и животноводство, резонно предположили археологи. Бесчисленные кости животных, найденные здесь, подтверждают эту догадку. Но вот пока нет фактов, доказывающих, что эти «города» были окружены колосившимися полями. Может быть, жители «степных городов» и их окрестностей вообще не занимались возделыванием зерновых культур? Где же находилась та житница, откуда они пополняли свои кладовые?

И тут возникает неожиданная гипотеза.

В Южной Туркмении, на окраине пустыни Каракумы, в бронзовом веке располагался город Гонур. Он лежал на пересечении двух великих торговых путей – одного, протянувшегося с севера на юг, и другого, ставшего прообразом Великого шелкового пути. В древности его жители процветали, контролируя эти торговые пути. Раскопки, проведенные советским археологом Виктором Ивановичем Сарианиди (см., например, «З-С», 1/06, 3/06), воскресили этот канувший в Лету «город царей и богов», просуществовавший почти тысячу лет, с 2500 по 1600 годы до новой эры.

Гонур располагал уникальной оросительной системой, которая состояла из огромных, в десятки метров шириной каналов, тянувшихся на километры. Его жители поддерживали отношения со странами и городами, лежавшими далеко от них, например, с городами-государствами Месопотамии. Круглые печати из Двуречья, бронзовый котел, напоминающий типично шумерскую продукцию, наконец, сама система ирригации, словно сооруженная с привлечением консультантов, командированных из какого-нибудь Ура. Очевидно, обширное Иранское нагорье, разделявшее Среднюю Азию и Месопотамию, не было препятствием для обмена товарами и идеями.

Центральное место в Гонуре занимал дворец-храм внушительных для того времени размеров (100 5 100 метров). Еще и сегодня здесь вздымаются остатки стены высотой в четыре метра. Вокруг этого священного сооружения вырос Верхний город, также обнесенный стеной. Он, в свою очередь, словно кольцом, был охвачен Нижним городом. Из расположенных здесь бассейнов (система глиняных труб соединяла их с протекавшей поблизости рекой) в центральные районы города подавалась вода, которая, несомненно, использовалась также для культовых целей.

В 2000-е годы здесь, на окраине Гонура, были обнаружены десять неразграбленных гробниц, предположительно, царских. Это – настоящие дворцы для тех, кто переселялся в мир мертвых. Они состояли из нескольких помещений и были украшены многочисленными дарами. Опись найденных вещей сродни заметкам, оставленным после посещения ювелира: сосуды из драгоценных металлов, бронзовые предметы, золотые бисерины, бисер из агата и сердолика, ожерелья, декоративные иглы и даже – драгоценность того времени – косметический флакон, в нем хранилась черная краска, которой подводили глаза. Эти потусторонние апартаменты населял еще и штат слуг, приведенных сюда на заклание и обязанных после смерти все так же потворствовать своим господам. Колесницы с характерными для шумерской традиции цельными деревянными колесами (они были обшиты полосками бронзы) настойчиво напоминали, что здесь покоится очень важный человек, могущественный и скорый, как бог. Надо ли добавлять, что в колесницу были впряжены принесенные в жертву животные?

В окрестности Гонура археологи обнаруживают все новые поселения. Так, в 2011 году исследователи из Германского археологического института отыскали в радиусе семи километров от города два десятка деревень, жители которых занимались сельским хозяйством и снабжали столичное население продовольствием. В их погребениях обнаружены металлические орудия, а еще – керамические сосуды, очень напоминающие те, которыми пользовались жители «степных городов» Урала. Изготавливались подобные сосуды без применения гончарного круга.

При раскопках в Средней Азии и раньше находили керамику, которая была в ходу у кочевников, населявших бескрайние степи Сибири. Но открытия, сделанные в окрестности Гонура, свидетельствуют о том, что жители богатых городов Средней Азии поддерживали торговые отношения со степняками гораздо раньше, чем представлялось ученым, – еще около четырех тысяч лет назад, в ту пору, когда в степях Южного Урала как из-под земли стали вырастать города. Возможно, сама идея «города», «укрепленного поселения», заимствована степными жителями Урала именно у создателей «пятой цивилизации», как называл Виктор Сарианиди эту культуру, возникшую «в далеком Туркменистане, в безжизненных ныне песках Каракумов», возникшую в те времена, когда сложились четыре основных центра цивилизации: Месопотамия и Египет, Индия и Китай.

В самом деле, Гонур, столица страны Маргуш (ныне эта область зовется «Мары»), и Аркаим, Ольгино и другие «степные города» все больше кажутся частями одного и того же паззла, рассыпанного на территории в тысячи километров.

Так, жители Гонура были людьми очень богатыми. В их захоронениях археологи постоянно находят украшения из драгоценных металлов – но их страна была лишена подземных сокровищ. Металлы надо было привозить откуда-то издалека. Зато местные земледельцы производили большое количество продовольствия. Часть его, несомненно, шла на продажу.

Ольгино, Аркаим и другие «степные города» располагались в стране, которая изобиловала ценной рудой. Они наладили массовое производство металлургической продукции. Придумали самые совершенные для того времени средства транспорта – быстроходную колесницу, новый тип конской сбруи, но очень нуждались в продовольствии, в пище, богатой углеводами.

Лишь Степь разделяла две части единого паззла. Степь, которую так же легко, как жившие в ту эпоху минойцы – Средиземное море, пересекали конные кочевники, связывая так нуждавшихся друг в друге жителей этих далеких городов. Кто бы ни были обитатели Аркаима, любовь к путешествиям была у них в крови.

Подобная гипотеза легко объясняет, почему в стране Маргуш появляется характерная степная керамика и почему в окрестности Аркаима и других городов Урала нет никаких следов возделывания зерновых культур. Их жители покупали зерно (или даже муку), расплачиваясь за него металлом.

Конечно, их разделяло огромное расстояние – почти 1700 километров. Но ведь отмерено оно по карте, к которой пришпилены недвижимые города. Сезонная же миграция отдельных групп населения сближала обе культуры. Часть жителей страны Маргуш перебиралась далеко на север, к берегам Аральского моря. Часть степняков перекочевывала далеко на юг, к берегам Аральского моря. Здесь они и встречались, обмениваясь припасенными товарами.

В этой гипотезе нет ничего удивительного. Еще не так давно схожими были маршруты сезонных миграций кочевых народов, населявших эти регионы. Что же касается жителей поселений, основанных на побережье Аральского моря в бронзовом веке, то они и вовсе имели счастливую возможность, не пускаясь в тяжкие переезды, ставить на стол посуду, изготовленную где-то на севере, и наполнять ее продуктами, выращенными на юге. Так была устроена глобальная экономика в те времена, когда, как ошибочно кажется многим, народы были разобщены, а страны разделены степями, лесами и горами надежнее, чем «железным занавесом» наших дней.

 

По оценкам археологов, «Страна городов» просуществовала на Урале около трех столетий. По непонятным причинам жители Аркаима покинули свой город, полностью выгоревший. Куда они переселились? По предположению Геннадия Здановича, они ушли через степи на юг – в Поволжье, Иран или Индию. Археологам еще предстоит разгадать тайну исчезновения аркаимцев.

ЗС 12/2013

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source