Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР

Главная тема:

Градус страстей


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Ярко-жёлтая машина судьбы

Инвар откинулся на спинку дивана и дал мысленную команду экрану новостей. Видеопанель тотчас отключила звук, и он негромко позвал:

— Нора, дорогая.

Молодая, красивая женщина, сидевшая в глубоком удобном кресле, отложила какое-то рукоделие и подняла прекрасные голубые глаза на своего горячо любимого мужа:

— Да, милый.

— Наш мальчик уже достаточно вырос. На днях ему исполниться пять лет, и я думаю, нам уже пора отказаться от няньки. Фру Ольсен прекрасно потрудилась над воспитанием Мэтса, но не вечно же ему быть с ней. Осенью он пойдёт в школу, и там ему придётся общаться со своими сверстниками, а не с пожилыми женщинами.

— Что ты предлагаешь, дорогой? — нежным голосом проворковала Нора.

— На мой взгляд, нужно рассчитать фру Ольсен. И не стоит с этим больше тянуть.

— Мне кажется, мы должны дать ей доработать эту неделю.— задумчиво протянула жена: — Завтра я поговорю с ней об увольнении, а в пятницу утром дам полный расчёт и выплачу ей двухмесячное выходное пособие.

— Прекрасно.

На некоторое время в уютной гостиной повисла полная тишина. Жена вернулась к своему рукоделию, а Инвар погрузился в ментальный калейдоскоп новостей. Спустя минуту Нора подняла голову и спросила:

— Дорогой, а ты не думаешь, что нашему мальчику будет очень одиноко? Он ещё очень мал и так привык к доброй фру Ольсен.

Старясь скрыть своё недовольство, муж оторваться от хроники сегодняшних событий:

— Я уже подумал об этом. Поговорил с родней, и в субботу утром к нам приедет мой племянник, Улрик. Он ровесник нашего Мэтса, поэтому я думаю, им будет хорошо вместе. Если нашему мальчику придётся по душе компания двоюродного брата, то Улрик сможет пожить здесь некоторое время.

— Да, дорогой. — согласилась жена.

 

В пятницу утром фру Ольсен зашла в комнату мальчика, чтобы попрощаться со своим воспитанником. Она нежно погладила его по длинным белокурым волосам, которые чудными локонами ниспадали на его хрупкие плечи. Заглянула в огромные серые глаза, печально смотревшие с прекрасного точёного лица юного викинга. Немного помолчала. Наклонилась к уху мальчика и грустно прошептала:

— Мэтс, мне нужно уехать на несколько дней. Как только я улажу все свои дела, я тут же вернусь к тебе.

Едва сдерживая слезы, мальчик судорожно кивнул. Ему очень сильно хотелось разреветься в полный голос. Кинуться к няне, всю его жизнь проводившей с ним гораздо больше времени, чем оба родителя вместе взятые. Обхватить пожилую женщину за талию. Уткнуться носом в такой знакомый шерстяной жакет, аппетитно пахнущий ванильными плюшками и закричать: «Не уходи няня! Пожалуйста!» Но он был уже большим мальчиком, почти что взрослым. Поэтому не мог вести себя на людях так, словно ему только-только исполнилось четыре года. Поэтому Мэтс напряг все свои силы, чтобы не расплакаться. Еще раз кивнул и постарался больше не моргать. Он не хотел, чтобы слезы, заполнившие его глаза, выкатились наружу и потекли по щекам, словно крупные, светлые горошины.

— Я постараюсь вернуться, как можно скорее.— тихо прошептала фру Ольсен. Чмокнула мальчика в щёку и быстро вышла из комнаты. Мэтс с болью посмотрел няне вслед, а когда за ней закрылась дверь, крепко сжал кулачки и вытер предательские слезы. На улице тихо заурчал двигатель такси. Мальчик подскочил к окну и прилип к стеклу. Его прямой, нордический нос расплющился о холодную поверхность и стал похожим на маленькую, очищенную картофелину, усыпанную едва заметными веснушками.

Ярко-жёлтая машина стояла на дорожке, засыпанной чистым речным гравием. Задняя дверца широко распахнута. К ней подошла няня и повернулась к окну комнаты своего воспитанника. За стеклом она увидела приникшего к раме заплаканного мальчика и его лицо, искривленное мучительным расставанием. Она улыбнулась и, как можно более задорно, помахала рукой своему воспитаннику. Села на заднее сидение, откинулась на спинку и без сил закрыла глаза. Водитель аккуратно захлопнул дверцу. Обошёл машину спереди и сел на свое место. Такси тронулось с места и медленно выехало за ворота роскошного особняка.

 

Донельзя расстроенный мальчик отскочил от окна и подбежал к своей кровати. Бросился лицом в подушку и разрыдался с такой силой, словно ему и не исполнилось недавно целых пять лет. Сколько он так плакал, Мэтс не знал, но мало-помалу его рыдания становились всё тише и тише. Спустя некоторое время, обжигающие слезы безвозвратной разлуки текли уже не так обильно, как раньше. Постепенно он, незаметно для себя, совсем успокоился и крепко уснул.

Его разбудил шум подъехавшего автомобиля. В последние мгновения перед пробуждением мальчику пригрезился чудный сон. Он увидел, что фру Ольсен вернулась в особняк, и теперь она будет жить здесь всю его жизнь. Мэтс радостно вскочил с кровати. Подбежал к окну и вскрикнул от радости. Перед гранитным крыльцом стояла та же машина, что недавно увезла отсюда его няню.

Задняя дверца резко распахнулась, и Мэтс с разочарованием увидел, что на широком сидении находится не его любимая няня, а какой-то неизвестный, худенький пацан. Услужливый шофёр помог ему выбраться из машины. Пока водитель доставал из багажника чемодан пассажира, щуплый подросток стоял рядом и настороженно озирался по сторонам.

К мальчику подошёл отец Мэтса и по-взрослому протянул ему руку. Они обменялись крепким мужским рукопожатием и неторопливо двинулись к крыльцу. Горькое разочарование покинуло Мэтса, а вместо него душу наполнило нестерпимое любопытство. Не раздумывая ни секунды, он пересёк спальню и бросился в гостиную. Посреди огромной комнаты стоял его высокий красивый отец. Рядом топтался неизвестный гость.

— А вот и Мэтс! — радостно воскликнул Инвар: — Познакомьтесь, это мой сын, а это, — он указал на приезжего, — мой племянник, сын твоего родного дяди Олафа, Улрик. Фамилия у нас у всех одна — Хансен.

Мальчики настороженно пожали друг другу руки. Инвар сравнил подростков и с огорчением обратил внимание на то, что Улрик немного выше его сына и чуть-чуть крепче. Ростом племянник был не ниже четырех футов, а весом тянул на все сорок фунтов. В это время шофер внёс в гостиную чемоданчик пассажира и большую коробку, разукрашенную многочисленными яркими наклейками. Поставил всё на пол, поклонился и вышел.

— А это моя новая игрушка! — гордо сообщил двоюродный брат Мэтсу, указывая на ярко раскрашенный картонный куб. — Пошли к тебе, посмотрим, что мне папа подарил.

Мальчики дружно схватились за верёвочные ручки, торчащие из боков упаковки и, волоча её по полу, со смехом потащили в комнату Мэтса.

— Я же говорил, что они понравятся друг другу. — удовлетворённо пробормотал Инвар. Обнял жену, привлёк к себе и нежно чмокнул в макушку. — Где ты собираешься разместить Улрика?

— Рядом со спальней сына. В комнате, где раньше жила фру Ольсен.

— Лучше его поселить в соседней спальне для гостей. Комнату няни пока оставим так, как она есть. Пусть он пока думает, что она скоро вернётся. Со временем он забудет про фру Ольсен, тогда мы и сделаем там ремонт.

— Да, дорогой. — Нора крепко обняла мужа за талию и прильнула к его крепкой груди.

Крепко обнявшись, родители подошли к комнате сына и заглянули в дверь. Мальчики увлечённо распаковывали игрушку. Наконец, картонная коробка поддалась объединённым усилиям и клочьями разлетелась по всему полу. Перед мальчиками оказался матово поблескивающий куб с размером ребра не менее фута. Ребята разочарованно уставились на тёмно-серый монолит.

Инвар усмехнулся и поспешил на помощь мальчикам. Он подошёл к таинственному устройству и громко приказал:

— Сим-Салабим, превратись в две армии оловянных солдатиков.

Совершенно несокрушимая, на первый взгляд, глыба вдруг рассыпалась на тысячу маленьких кубиков, которые тотчас разложились на два равных прямоугольника, размерами три, на три фута. Затем, каждая частичка игрушки начала быстро менять свой цвет и форму. Спустя несколько секунд, перед восхищёнными ребятами оказалось два отряда бойцов, облачённых в разноцветные мундиры. Два идеально выстроенных полка состояли из миниатюрных воинов, вооружённых винтовками и саблями.

— Твой отец, — обратился Инвар к Улрику, — сказал мне, что купил для тебя игрушку из нанороботов. Иногда её ещё называют трансформером. — Он посмотрел на расширившиеся от удивления глаза кузенов и, рассмеявшись, пояснил. — Это игрушка, которая может стать чем угодно.– Мужчина указал на две готовые к сражению армии. — Например, набором оловянных солдатиков. Или ещё чем-нибудь. — Он неспешно повторил заклинание, и добавил что-то шёпотом. Солдатики, словно догоревшие свечки растеклись по полу и слились в общую, серую массу. Из этой субстанции быстро сформировался большой куб. Спустя мгновение, он превратился в ярко раскрашенный самокат.

 

Улрик провёл с кузеном весь день до самой темноты. Они были настолько заняты разнообразными интересными делами, что Мэтс даже ни разу и не вспомнил об отъезде своей горячо любимой няни. К вечеру они уже стали друзьями — не разлей вода. После ужина ребята опять принялись играть. Число забав, известных Улрику, не поддавалось никакому счёту.

Массивный куб трансформера тоже работал изо всех сил. Постоянно вносил разнообразие в столь увлекательное время провождение, и одни игрушки сменялись другими с калейдоскопической быстротой. Едва надоедала текущая игра, как кузен предлагал новую. Так и продолжалось до самой ночи. Перед сном они нехотя попрощались и усталые разошлись по своим комнатам.

Лишь засыпая в своей тёплой постели, Мэтс вдруг горестно всхлипнул. Мальчик понял, что сегодня фру Ольсен не расскажет ему обязательной ежевечерней сказки. Он едва не заплакал от огорчения, но был настолько переполнен новыми впечатлениями, что тотчас переключился на воспоминания о прошедшем дне. Так, перебирая в голове разнообразные игры, он незаметно для себя и уснул.

Всё воскресенье кузены тоже не расставались с самого утра и до позднего вечера. Поток новых потех, предлагаемых Улриком, оказался воистину неисчерпаемым. Так что для Мэтса и этот день пролетел, словно одно счастливое мгновение. Перед тем как ребята пошли спать, Инвар с довольной усмешкой сказал им:

— Отец Улрика разрешил ему пожить у нас до начала школьных занятий.

Друзья радостно запрыгали на месте, а потом неожиданно крепко, по-мальчишечьи обнялись.

Кузен остался жить в доме Хансенов, и очень скоро Инвар с женой начали относиться к нему так же хорошо, как и к своему сыну. А может быть даже и лучше. Каждый день был под завязку загружен новыми событиями, играми и знаниями, которые мальчику постоянно преподносил его новый друг. Сутки летели одни за другими, и он всё реже вспоминал о своей любимой няне. По прошествии некоторого времени горечь утраты совсем ослабела, и Мэтс стал стремительно забывать фру Ольсен.

Несколько летних месяцев пролетело для ребят, словно один очень длинный радостный миг. Тихим, крадущимся шагом незаметно приблизилась осень. Время начала занятий неумолимо наступало, и предстающая разлука с кузеном начала сильно беспокоить Мэтса. За неделю до первого сентября он обратился к отцу:

— Папа, ты не мог бы поговорить с дядей Олафом о том, чтобы Улрик пожил у нас ещё немного? Он мог бы пойти в ту же школу, что и я. Нам было бы гораздо легче учиться вдвоём.

Инвар переглянулся со своей женой и, сделав вид, что размышляет над этой нелёгкой проблемой, немного помолчал. Почувствовав заминку с ответом, Мэтс начал заметно занервничать. Отец не стал долго томить своего сына и дал согласие:

— Я поговорю с дядей Олафом. Надеюсь, он разрешит Улрику остаться у нас ещё на некоторое время.

После недолгих уговоров по телефону дядя разрешил своему сыну пожить у Хансенов ещё немного.

Согласно уговору между братьями, раз в месяц к дому подъёзжало всегда одно и тоже ярко-жёлтое такси, и кузен на пару дней возвращался домой. Улрик с весёлым видом садился на заднее сидение и сразу становился полностью безучастным ко всему окружающему. Он откидывался на спинку, бессильно закрывал глаза и больше не реагировал на разговоры и прощания своего верного друга. Шофёр старался поскорее захлопнуть дверцу перед носом Мэтса и немедленно уехать со двора их шикарного особняка.

Несколько раз в памяти мальчика всплывали какие-то странные и весьма смутные видения. В них мелькали расплывчатые воспоминания о его поездках с мамой. Причём, они всегда отправлялись в путь на такси такого же ядовитого цвета.

Двое суток разлуки проходили для Мэтса в томительном ожидании. Дело было в том, что он очень сильно привык к своему новому другу. Всегда веселому, добродушному мальчику, постоянно помогавшему буквально во всём, и в развлечении, и в отдыхе. К милому кузену, который столько ему давал в умении играть и общаться. Мало того, не навязчиво обучавшего его, во время всех этих весёлых забав.

Каждый раз Улрик возвращался чуть-чуть изменившимся. Как казалось Мэтсу, кузен становился хоть немного, но выше, плотнее и взрослее.

 

Настало первое сентября, и Нора Хансен отвезла своего сына и племянника в школу. Сначала в огромном актовом зале прошло небольшое торжественное собрания. Затем кузенов отвели в класс и посадили рядом. Осмотревшись по сторонам Мэтс, понял, что оказался в школе для мальчиков. Самое удивительное, оказалось в том, что за каждой партой сидел паренёк со своим близким родственником-одногодком. Все они были родными, двоюродными или даже сводными братья.

— Городок у нас маленький и почти все здесь приходятся друг другу родственниками. — объяснил ему отец вечером: — Вот учителя и стараются посадить их вместе. Особенно в первом классе. Ты же сам говорил, что с кузеном тебе будет учиться намного проще.

Так что удивление скоро прошло, и Мэтс стал воспринимать эту странность, как очевидную данность. В школе Улрик по-прежнему был всегда рядом и стал ещё больше помогать двоюродному брату. Так уж само собой получилось, что теперь он разъяснял ему сложные для усвоения места, написанные в учебниках. Подсказывал, как лучше решить задачу или правильнее построить фразу. Несколько раз вступался за кузена во время неизбежных ребячьих потасовок. Следил за безопасностью брата на улице. Мэтс просто не мог нарадоваться, что у него есть такой верный и преданный друг. Он и сам старался сделать для Улрика все, что только можно.

Так прошло несколько лет. Дядя Олаф несколько раз в год затевал разговор о скором возвращении сына в отчий дом. Однако каждый раз, после долгих уговоров Инвара и Мэтса, он уступал их доводам. Нехотя соглашался, что кузенам гораздо лучше расти вместе, и всё оставалось по-старому. Братья жили в одном доме. Учились в одном классе. Занимались одними и теми же видами спорта. Увлекались музыкой и искусством. Здесь заводилой всегда был Мэтс, а верный Улрик безропотно шёл в его кильватере.

Пришло время, и Мэтс начал обращать внимание на противоположный пол. Общение с двоюродным братом уже не поглощало его полностью, как было совсем недавно. Теперь ему хотелось чего-то ещё. Например, начать встречаться с какой-нибудь девочкой, болтать с ней. Ходить в кино, в театр или просто гулять по парку. Вот только школа у них была мужская, а знакомиться на улице или в других местах он не решался из-за своего стеснительного характера. Как ни странно, ловкий и уверенный в себе Улрик тут ему оказался не помощник. Он просто отмалчивался на этот счёт. Ограничивался только расхожими объяснениями и уклончивыми советами.

Однажды кузен уехал в свой отчий дом на очередную побывку. Мэтс остался в особняке и провёл несколько часов в каком-то непонятном томлении. Неожиданно во двор въехало знакомое ярко-жёлтое такси. Мальчик подошёл к окну и выглянул во двор. С крыльца спустился отец и поспешил к остановившейся машине. Шофёр открыл заднюю дверцу и помог выбраться незнакомой стройной девочке, на вид сверстнице кузена.

Сердце мальчика учащённо забилось. Он отскочил от окна и поторопился выйти в гостиную. Там уже находились отец и неожиданная гостья. Рядом с девочкой на полу стоял небольшой чемоданчик. На подгибающихся от непонятного волнения ногах, Мэтс подошёл поближе.

— Познакомьтесь, это мой сын Мэтс, а это, — Инвар указал на гостью, — моя троюродная племянница по материнской линии Теа Йенсен. Она поживет у нас некоторое время. Я думаю, мы поселим её в комнате, где раньше жила фру Ольсен. Ты не против? — отец внимательно посмотрел на сына.

Он лишь отрицательно замотал головой. Сказать что-либо сейчас Мэтс не мог. Горло у него внезапно пересохло, и язык неожиданно перестал повиноваться. Затем пунцовая краска смущения за свою неловкость залила его прекрасно выточенное лицо.

— Я покажу Теа её комнату. — спасла положение мама: — Пойдём, девочка.

Нора подняла с пола чемодан. Взяла гостью за руку, и они ушли вглубь дома.

Взволнованный подросток вернулся к себе и стал бесцельно бродить из угла в угол. В его голове начался полный сумбур. В мозгу проносились тысячи смутных видений. Метались сотни вопросов. Как вести себя с незнакомкой? Что говорить? Можно ли пожать ей руку при встрече?

 

Нора отвела девочку в её комнату и вернулась в гостиную. Муж, как всегда, лежал на мягком диване и смотрел новости. Она подсела к супругу и тихо спросила:

— Не рановато ли она у нас появилась?

— Он уже достаточно вырос. — ответил Инвар. — Пора ему общаться не только с мальчиками, а девочек в его школе нет.

— Да там и мальчиков лишь одна половина, — недовольно фыркнула Нора. — А все их братья и кузены — обычные трансформеры.

Инвар не обратил внимания на реплику жены и продолжил

— Улрик сказал, мне, что Мэтс чрезвычайно стеснителен и не может подойти к понравившейся девочке и познакомится. Поэтому я привёз Теа к нам домой. Пусть немного привыкнет к её обществу и поймёт, что женщина — это обычный человек и бояться их не стоит.

— Она такой же трансформер, как и Улрик?

— Конечно. Изготавливаемые на нашей фабрике биологические существа из нанороботов лучше понимают человека, чем обычные люди. У БиоСиНов нет собственных желаний. Они созданы для того, чтобы, не думая о себе, помогать хозяину. — Он немного помолчал, потом добавил. — Кстати, наши конструкторы добились значительных успехов. Теперь уже не нужно раз в месяц отсылать трансформера на нашу фабрику, чтобы добавить ему массы и внести возрастные изменения. Теперь андроиды добывают все нужные вещества из пищи, поэтому изменяются и растут, словно настоящие дети.

Не слушая мужа, Нора воскликнула:

— А если он влюбиться в неё? Если потом он не захочет общаться с настоящими женщинами, которые настолько избалованы, что думают только о себе, ничуть не заботясь об окружающих?

Инвар с нежностью посмотрел на прекрасное, молодое лицо жены. Привлёк её к себе и поцеловал в пахнущую жасмином макушку:

— Тогда он сделает то же, что я сделал в своё время, когда не смог найти себе подходящую женщину. — Он грустно посмотрел на любимую. — Как и я, женится на трансформере.

— Но тогда у нас никогда не будет внуков, — жена тихо заплакала.

— Если Мэтсу понадобятся дети, он всегда сможет заказать себе на фабрике младенца-трансформера, ничем не отличающегося от настоящего ребенка.

Нора продолжала горько плакать. Сквозь всхлипы она пробормотала:

— Но это будет не наш внук, а ведро твоих проклятых наноботов.

— Да, забыл тебе сказать, — выдавил из себя Инвар и погладил жену по роскошным волосам. — Во время вашего вчерашнего визита на фабрику в вас внесли дополнительные изменения и теперь ни тебе, ни Мэтсу больше не нужно каждый месяц туда ездить. И незачем вызывать ярко-жёлтую машину судьбы…

Вернуться назад

Архив статей

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source