Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

Удивительный «Мир знаний»

Удивительный «Мир знаний»

О проблемах и современном состоянии научно-популярного кино мы сегодня поговорим с Владимиром Ильичом Бажиным, генеральным директором ОАО «Центр национального фильма» киностудии, правопреемника всемирно известного «Центрнаучфильма». Студия специализируется на создании научно-популярных, документальных, обучающих фильмов. Киностудия продолжает и развивает лучшие традиции советской киношколы, активно внедряя новейшие технологии и методики в области кинопроизводства.

Владимир Ильич, первый вопрос: что такое научно-популярное кино лично для вас?

Начнём с того, что это — моя жизнь. Да, именно в этом я вижу свою миссию: в создании научно-популярного кино и донесении его до самого широкого зрителя. Не только до тех, кому наука уже интересна, но, главное до тех, кто еще не открыл для себя прекрасный мир знаний. Кстати, наш фестиваль научно-популярного кино именно так и называется.

Что такое научно-популярное кино? В первую очередь — средство пропаганды науки. Но какое? В документальных фильмах обычно дается ответ на вопрос «Что?». А научно-популярные отвечают на вопросы «Как?» и «Почему?». То есть, научно-популярные фильмы удовлетворяют одну из главнейших человеческих потребностей: потребность в познании мира. Я говорю о том начальном, природном чувстве любопытства, которое есть у всех, — по-моему, оно никогда не выродится. А пока у человека есть любопытство, будет жить и интерес к научно-популярному кино.

Сейчас посмотреть в средствах массовой информации — в печати, в интернете, на телеканалах, — мы, к большому сожалению, в большинстве увидим рассказ не о российской науке, а о зарубежных исследованиях. И создается впечатление, будто в России науки нет. С чем вы это связываете?

Это – прямое следствие того, что мы не занимаемся пропагандой отечественной науки. Мы же сами, по существу, виноваты: не рассказываем нашим соотечественникам, — грубо говоря, налогоплательщикам, — что у нас в науке происходит. А потом удивляемся, почему обыватель считает, что науки у нет — умерла. Но ведь это же неправда!

Здесь есть и рыночная проблема, в том числе и рекламная. Обратите внимание: любые научные исследования на Западе – я подчёркиваю, любые! — всегда ищут себе практическое применение. Западные учёные уже на стадии разработок пытаются вести рекламную работу, продвигать свои исследования, вообще говорить о них. Ведь интересное практическое применение могут найти даже фундаментальные исследования. Просто этим надо заниматься.

А это значит, что надо вести пиар-компанию. На Западе это всегда закладывается в бюджет. Она включает в себя публикацию не только научных, но и научно-популярных статей, открытость для СМИ: интервью, участие в съемках научно-популярных фильмов.

Российская же Академия наук, увы, часто бывает закрыта для общения. Мы пытаемся работать с институтами РАН, но в ответ то и дело слышим: не мешайте, мы работаем, мы в преддверии открытия… Ну так давайте работать вместе! Я совершенно не исключаю, что мы своим кинонаблюдением сможем даже помочь научной работе. Наши материалы можно будет использовать и для производства фильма, и для учёных изысканий. И такие примеры есть. Проводились испытательные взрывы на Семипалатинском полигоне. Опытный взрыв посчитали неудачным, но через какое-то время вдруг обнаружилось: во время опыта не смогли зафиксировать и посчитать фазу взрыва. Тут-то и пригодился отснятый материал! Режиссёр сказал научному руководителю: «Давайте проверим по фильму. Это же очень просто посчитать: 24 кадра в секунду».

Я совершенно уверен: пока наша наука не будет развиваться в рыночных отношениях и не окажется тесно вплетенной в бизнес-процессы, как это происходит на Западе, – у неё не будет стимула себя рекламировать.

Но, согласитесь, далеко не каждое направление в науке может найти практический выход. Например, изучение звезд и галактик, или трилобитов, вымерших сотни миллионов лет назад…

Возможно. Не возьмусь судить. Но это, по крайней мере, любопытно, — уже хотя бы поэтому об этом тоже стоит рассказывать.

Насколько я себе представляю, у нас в стране под маркой научно-популярного кино зачастую производятся фильмы либо культурологические, либо исторические, либо рассказывающие о технике. Понятно, что такое кино снимать, наверное, проще, чем раскрывать фундаментальные естественнонаучные темы. Но для того, чтобы люди научились мыслить и познавать мир, в котором мы живем, необходимо как можно больше знать и о естественных науках.

Это так. Но есть одна проблема. Помните советские фильмы, например, режиссёра Райтбурта «Теория относительности»? Сидят пассажиры в купе поезда и рассуждают о теории относительности. Очень простым языком, простыми приёмами: кажется, поехали? – нет, — в другое окошко посмотрели: стоим! — рассказано о сложной научной теории. И тут возникает проблема кадров – то есть людей.

Что такое режиссёр научно-популярного кино? Это же, на самом деле, исследователь. Представьте: сегодня вы снимаете фильм «Теорию относительности», завтра — «Теорию волн», и так далее. Значит, ваш склад ума и способности должны быть выстроены так, чтобы вы смогли изучить тему и суметь популярно её рассказать посредством киноязыка.

У нас была замечательная советская школа. Более того, мы были лидерами научно-популярного кино на международной арене. К сожалению, за 20 лет, за время бескартинья и отсутствия финансирования в 90-е годы, мы прежний потенциал растеряли. Старая школа ушла, преемственность поколений разорвана.

Сегодня у нас режиссёры научно-популярного кино практически не выпускаются. В Петербурге – всего один набор, одна мастерская в пять лет. И это при том, что приобретение такой специальности – процесс очень сложный. Овладение ею под силу людям с особенным складом ума, способным рассказать и показать науку так, чтобы она смогла быть интересной и понятной непосвящённым.

Сейчас мы продумываем возможность возобновить набор в мастер-классы на базе второго высшего образования — при студии или совместно со ВГИКом и другими учебными заведениями. Постараться привлечь тех, у кого первое высшее образование уже есть: физиков, биологов, историков, — но кроме того, у них должны быть и талант, и стремление быть кинематографистами. Из таких людей получились бы, думаю, самые лучшие специалисты.

Хотя, как я уже сказал, кадров у нас не хватает, сейчас всё-таки выпускается много фильмов-портретов, в том числе и об учёных. И это очень хорошо и важно: таким образом для потомков сохраняется память об их сегодняшней работе. Снимается множество фильмов о животных. К счастью, у нас сохранилась операторская школа, много хороших операторов, с которыми можно работать. А вот с действительно научными фильмами, которые позволяли бы заглянуть в глубины научного процесса – сложнее: этим практически некому заниматься. Но я бы не сказал, что кадров у нас совсем нет. Есть очень талантливые режиссёры. Мы обязательно привлекаем научных консультантов, чтобы они работали вместе. В советские времена, когда у нас был в производстве фильм, из Академии Наук для работы над ним обязательно командировали научного консультанта.

Иногда, когда смотришь научно-популярный фильм, возникает ощущение, что ради красивости на экране, ради реализации режиссерского замысла авторы жертвуют достоверностью научных данных, допускают вольности в интерпретации. Как вы к этому относитесь?

На нашей студии при работе над фильмами главная установка – научность. Во-первых, любой сценарий, режиссёрский замысел обсуждается коллегиально. Во-вторых, обязательна работа с научным консультантом. Даже ради воплощения самых эффектных режиссёрских идей мы не вправе искажать факты. Хотя… Руки всегда чешутся! Но мы же — студия научно-популярного кино, и научный факт для нас всегда на первом месте.

Но зрителя всегда надо чем-то заинтересовать. Тем более, что со временем восприятие мира меняется, и то, что было интересно и востребовано лет сорок назад, сейчас уже вряд ли станет волновать, например, школьникоа. Или станет?

Зрительское внимание всегда держит интрига, загадка. Какими средствами ты отвечаешь на тот или иной вопрос – не так уж важно. Это правда, восприятие со временем меняется. Вот, допустим, школьники – 15-18 лет. Сегодня они смотрят на мир совершенно иначе, чем 30 или 60 лет назад. Фильмы шестидесятых годов, скорее всего, уже не будут восприниматься так, как воспринимались тогда. Задача кинематографистов – находить новые средства подачи материала. Например, когда мы делаем киножурнал «Хочу всё знать», мы привлекаем для поиска новых решений, в том числе, и детских психологов.

И тут хотелось бы вернуться к истории вашей студии. Во времена СССР это была настоящая фабрика по производству научно-популярных фильмов. Название «Центрнаучфильм» говорило само за себя. Когда у нашего журнала тираж был 700-800 тысяч экземпляров, ваша студия тоже производила не одну сотню фильмов в год.

Да, это была довольно большая фабрика, выпускавшая большой объём продукции. Мы делали множество разноплановых фильмов: и общеэкранных научно-популярных, и учебно-образовательных, и заказных технологических, и даже рекламных — насколько это позволяла в то время идеология. И нужно отметить, что наша студия была далеко не единственной. В Петербурге, тогдашнемЛенинграде, был «Леннаучфильм», были «Киевнаучфильм», Свердловская киностудия, Дальневосточная киностудия и так далее. В Советском Союзе вообще было довольно мощное производство научно-популярного кино, и продукция была востребована.

А сейчас?

Я уверен, что правильная продукция хорошего качества, конечно же, востребована. Проблема у нас в другом. Мы живём в рыночных условиях. Что такое рынок? Это, в первую очередь, потребитель. И продукция должна быть на него ориентирована. Нам нужно сформировать этот рынок практически заново. Кинозалы и кинотеатры нам по существу, за редким исключением, недоступны. Основной наш потребитель — телевидение.

К сожалению, с некоторых пор оно превратилось почти в сплошное развлечение. Это, во-первых, во-вторых и в-десятых – шоу: продукция рекламоёмкая и создающая рейтинги. Наши фильмы, увы, никогда не дадут таких рейтингов, как многочисленные сериалы или ток-шоу. Однако не стоит считать зрителей глупыми, способными воспринимать только те продукты, которые им сегодня показывают.

О необходимости возрождения научно-популярных журналов, книг, фильмов и говорить нечего. Разумеется, это необходимо. Чтобы формировать этот рынок, мы больше шести лет назад решили проводить фестиваль научно-популярного кино «Мир знаний». Одна из основных его целей – показать зрителю, в первую очередь, производителям и прокатчикам, — что же творится в мире вообще и в нашей стране в частности. С помощью этого фестиваля мы надеемся вернуть интерес к научно-популярному кино, — в том числе, и со стороны телеканалов.

Тут, наверное, стоит поговорить о роли государства.

Доминирующая роль должна быть, естественно, у государства. Если говорить о рынке, оно – вообще главный потребитель; именно оно должно быть, в первую очередь, заказчиком нашей продукции. Я совершенно уверен: необходимо стопроцентное государственное финансирование производства не только научно-популярных и учебно-образовательных фильмов, но и книг, и журналов, и т.п. Дивиденды получит именно государство — в виде образованных граждан. Разумеется, не так быстро — примерно через поколение. Дети, которые сегодня смотрят научно-популярные фильмы, получают знание, образовываются, вырастают во всех отношениях грамотными и просвещёнными. Это — воспитание и нравственное, и духовное.

Есть ведь и еще одна сторона. Научно-популярное кино — это кино многожанровое. Оно включает в себя и игровые, постановочные моменты, и анимацию, и компьютерную графику. Оно – поскольку представляет собой фиксацию научного процесса и совершаемых при этом открытий — требует иной раз многочасовых, многодневных, а иногда и многомесячных, даже многолетних наблюдений. Конечто, это затратно, и не стоит ждать, что это немедленно окупится.

И очень важно, чтобы учебные, учебно-образовательные, просветительские, научно-популярные фильмы были общественным достоянием. На них никто не должен зарабатывать — они должны быть в свободном доступе в интернете, в школах, в библиотеках. Чем больше людей, особенно школьников, бесплатно посмотрят учебно-образовательный фильм, тем лучше. И мы бы с удовольствием этим занимались.

Сегодня самый массовый распространитель информации — телевизор, если, конечно, не считать интернета — но хороший скоростной интернет, достаточный для просмотра фильмов, доступен, в отличие от ТВ ,еще не везде. И мы видим, что научно-популярных фильмов на каналах очень мало. Часто это — сериалы производства BBC, Discovery, NationalGeographic, но не отечественные, да и показывают их в ночное время. Может быть, если бы хотя бы один из госканалов начал показывать нашу отечественную продукцию…

А почему один? Я думаю, что каждый центральный канал мог бы выделить для научно-популярного, образовательного кино хотя бы час, но ежедневно. Надеюсь, что с запуском общественного телевидения что-нибудь изменится. Конечно, есть канал «Культура», который развивает это направление. Надо отдать им должное — у них хорошая редакция, успешно работающая над научно-популярной тематикой. Они проявляют к нашей продукции большой интерес. Кстати говоря, и региональные каналы, сознавая, что интерес к научно-популярной тематике растёт, с удовольствием берут нашу продукцию для эфира.

Но эти фильмы должны быть доступны всегда и в любых формах: ТВ, DVD, интернет… К тому, что наши фильмы лежат где-то в интернете, я отношусь совершенно спокойно. Более того, мы счастливы, что мы там есть!

Вы уже не раз упомянули фестиваль «Мир знаний». Расскажите о нём, пожалуйста, поподробнее.

Первый фестиваль состоялся в 2006-м году. Когда я пришёл директором на «Леннаучфильм», я стал искать новые возможности для развития научно-популярного кино вообще и студии в частности. Фестиваль — один из инструментов, которые было решено использовать – в первую очередь, для того, чтобы собирать творческих работников, знакомиться с новинками, рассматривать лучшие работы, вообще обсуждать, что происходит. Фестиваль изначально задумывался как международный, чтобы была возможность показать лучшее, что производится в мире.

Вторая цель — привлечь интерес телеканалов. Мы приглашаем все телеканалы, и многие откликаются, приезжают, смотрят; многие фильмы покупаются. Третья – показать зрителям научно-популярные фильмы на большом экране. И четвёртая, очень важная — привлечь к этой проблеме внимание общественности, государства.

Фестиваль проходит при поддержке администрации города, Министерства культуры. Президент его — Сергей Петрович Капица. В попечительском совете много деятелей культуры, учёных, государственных деятелей. Проводим мы его в конце октября. Было бы заманчиво проводить его во время белых ночей, но, с другой стороны, осенью у студентов и школьников гораздо больше возможностей посмотреть фильмы. Показы, как правило, сопровождаются обсуждениями темы за круглым столом.

Как у образовательных учреждений, так и среди научной общественности интерес к фестивалю очень велик. В прошлом году показы проходили на пяти площадках, в том числе – в педагогическом университете им. А.И. Герцена. В этом году к ним добавятся Политехнический университет, Российское географическое общество. Мы тесно сотрудничаем также с Президентской библиотекой имени Б.Н. Ельцина.

Наш фестиваль — это место, где мы сводим самых разных людей: и режиссеров, и зрителей, и прокатчиков, и прессу, — разных, но объединенных интересом к научно-популярному кино. Показы лучших фильмов, острые обсуждения, дискуссии – все это в рамках одного фестиваля.

Очередной фестиваль «Мир знаний» состоится в Санкт-Петербурге в конце октября 2012 года. Приходите, не пожалеете!

Владимир Ильич Бажин
Генеральный директор ОАО «Центр национального фильма»
Член Правления Гильдии неигрового кино
Член союза кинематографистов России
Член Правления союза кинематографистов г. Санкт-Петербурга
Академик Евразийской Академии Телевидения и Радио (ЕАТР)
Член-корреспондент Международной академии наук экологии,
безопасности человека и природы (МАНЭБ)

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель