Научно-популярный журнал, издается с 1926 года
">
28.04.2018
«Записки участника кругосветного плавания фрегата «Аврора» (1853–1857), СПб, «Элмор», 2011, 320 с. Эта книга – дневник. Вел его выпускник военно-морского…

«Записки участника кругосветного плавания фрегата «Аврора» (1853–1857), СПб, «Элмор», 2011, 320 с.

Эта книга – дневник. Вел его выпускник военно-морского училища в Кронштадте, юнкер, а затем мичман Николай О’Рурк (1834-1916), принадлежавший к старинному ирландскому роду, который с 1760 года верно служил России, занимаясь военным делом.

Дневник пролежал в семейном архиве 150 лет и лишь в 2011 году был издан. Дневников такого рода, датируемых серединой XIX века и повествующих о кругосветных плаваниях русских кораблей и их участии в боевых действиях, известно немного. Но знакомство с ним интересно по иной причине – автор записок дает нам возможность не только взглянуть на жизнь военных моряков, плавающих на парусном корабле, на то, как происходило военное столкновение на Камчатке, вызванное Крымской войной (1853–1856), но и знакомит с теми странами и городами, в которых О’Рурку довелось побывать в ходе плавания. И это, быть может, самая важная для далекого от морской тематики читателя часть дневниковых записей. Тем более, записи делал совсем молодой, удивляющийся всему новому человек.

Фрегат «Аврора», построенный в 1835 году, был направлен на Камчатку для усиления защиты дальневосточных границ России в связи с усложнением международной обстановки. Кругосветное плавание «Авроры» началось 21 августа 1853 года*. Стартовали из Кронштадта под командованием капитан-лейтенанта И.Н. Изыльметьева. После ряда перипетий в самом конце августа корабль пришел в Копенгаген.

«… в ожидании нашего прибытия стояло множество народа, собравшегося приветствовать нас, – отмечает О’Рурк. – Копенгаген – очень красивый столичный город с великолепными садами и живописными окрестностями… Численность населения Копенгагена достигает 130000 чел. Город состоит из трех частей, Сити, новой части и Christianhavn, каждая из которых в свою очередь делится на 12 отделений. В город ведут четверо ворот через окружающие город обсаженные деревьями рвы».

О’Рурк старается отметить все самое необычное на его взгляд: «Близь церкви Троицы стоит круглая башня Христофора Лонгомонтану, построенная по плану ученика Тихо-Браге для астрономической обсерватории. К обсерватории ведет спиральная, с легким подъемом, широкая и хорошо вымощенная дорога, с железной решеткой по обеим сторонам. Говорят, что Петр Великий, посетивший Копенгаген в 1717 г., поднялся и спустился по этой дороге верхом, а императрица Екатерина проехала по ней в четырехконной коляске».

В ходе кругосветного путешествия О’Рурк неизменно проявляет интерес к университетам, музеям, библиотекам, театрам, давая нам теперь возможность узнать, сколь распространены были эти очаги культуры в разных странах и разных городах в середине XIX века. Вот что он обнаруживает в Копенгагене:

«Между Fiolstroede (улица фиалок) и Noerregade (северная улица) стоит великолепное здание университета… Заслуживают внимание музей и библиотека, собранная покойным генералом Classen и завещанная им городу. Библиотека имеет 40000 томов и доступна для публики.

Королевский музей помещается на улице Stormgade №187. Здесь можно видеть хорошо сохранившиеся скелеты кита и зубра. Последний – подарок русского императора принцу Фридриху Гессенскому. Тут также хранится второй в Европе экземпляр головы Додо (птицы Дронт, Didusinertus). Находящиеся там коллекции раковин и ископаемых, собранные доктором Лунд, покуда еще не открыты для обозрения публики».

Еще одно любопытное наблюдение: «В Копенгагене мне впервые пришлось увидать за прилавком магазинов женщин, что, впрочем, уже во всей Европе практикуется. Вероятно, это много выгоднее, особенно если продавщица недурна собой».

Через 5 дней «Аврора» покидает Копенгаген и по пути в Великобританию попадает в жестокий шторм, получив серьезные повреждения. Поэтому по приходу в Портсмут фрегат ставят в док на ремонт, а у офицеров появляется возможность обстоятельно познакомиться с этой страной.

В Портсмуте помимо других записей, посвященных стоящим поблизости английским кораблям и пароходам, О’Рурк делает такую:

«Подумать только: это все мои земляки, так как я могу считать себя британским гражданином и всегда гордился этим. Но теперь, хотя и с тяжестью на сердце, должен признаться, что доброе мое мнение о моей Англии сильно поколебалось. Либо нет ни слова правды в том, что я слышал прежде о нравах и обычаях этой страны, либо же все это относилось к ее далекому прошлому. Чуть смеркается, улицы наполняются женщинами легкого поведения, в большинстве навеселе, но в шелку и в бархате. Из-под шляпки, видимо наскоро нахлобученной, выглядывает миленькое личико и пара блестящих глазок, способных смутить и сердце, и рассудок. С розовых губок несется звонкая веселая речь. Но с удивлением вслушавшись в слова, вы поражаетесь ее содержанием. Оскорбленный в чувстве собственного достоинства, вы, отстранив ее рукой, спешите удалиться».

Показательно, что О’Рурк пишет не «британским подданным», ведь он был подданным Российской империи, а «британским гражданином».

Долгий ремонт позволяет О’Рурку и его товарищам побывать в Лондоне, куда они отправляются на поезде.

«Мы еще спали, когда в половине четвертого утра поезд прибыл в ярко освещенный Лондон. Мелкий дождь сеял с затянутого туманом неба; я было высунул в окно голову, но тотчас же должен был убрать ее. Мы ехали на уровне самых высоких домов, так и мелькавших перед глазами».

Самая первая экскурсия – в Британский музей. О’Рурк ознакомился не только с экспозицией, но и историей возникновения музея: «Первоначально собирателем и владельцем этой сокровищницы был Sir Hans Sloane, после его смерти в 1752 году она перешла во владение парламента, который приобрел для него здание Montaguehouse, одно из крупнейших в Лондоне… Этим положено было основание музею. В 1759 г. музей был открыт для публики… В состав музея входит также и королевская библиотека, насчитывающая более 300000 томов…» Далее следуют многочисленные названия залов, представляющих различные сферы знаний: ботанического, восточного и северного зоологического, минералогического, геологического, античности, египетского, этрусского, этнографического и еще многих. Упоминается чучело громадного зубра, который был подарен Российской империей. «Этот зубр прежде жил в зоологическом саду, а когда околел, – его перевезли сюда».

Любопытно, что уже в середине XIX века, согласно заметкам О’Рурка, в Лондоне осуществлялась активная просветительская деятельность:

«… мы направились в The Royal Polytechnic Institution. (За вход берут 1 шиллинг, столько же и за каталог). Основан в 1838 году и открыт для публики ежедневно от 10 ч. утра до 5 ч. пополудни и от 7 ч. до 10 ч. вечера. Здесь лучшие профессора читают лекции: о воздушных шарах, о железных дорогах, об электрическом телеграфе, а также по химии и по электричеству. Тут же показываются модели разных машин и даются объяснения по ним».

А вот еще одно свидетельство: «… мы наконец отправились… в близлежащий против гостиницы Globe. (Слово Globeне требует объяснений, но следует упомянуть, что здесь читаются лекции по географии, входная плата 1 шиллинг)». Речь о театре «Глобус», сохранившемся со времен Вильяма Шекспира. Сейчас там дают спектакли, максимально приближенные к тому, какими они были при великом драматурге. А 160 лет назад здание использовали для просветительских целей.

О’Рурк тщательно знакомится с городом:

«Население Лондона превышает 2000000 человек, в городе насчитывается 300000 домов, 15000 улиц, 80 скверов, 6 больших парков, 700 церквей, 160 госпиталей, 400 убежищ для бедных, 14 тюрем, 30 театров и 50 рынков».

Добрым словом отмечает лондонских полицейских:

«Мне очень понравился здешний полицейский порядок: каждый стоящий на улице полисмен имеет свой район: если кто из прохожих спрашивает, где находится такая-то улица, полисмен провожает его до следующего полисмена, тот до следующего, и так далее, пока не приведут, куда надо».

С азартом описывает тамошние порядки: «Курение разрешается… далеко не везде и в особенности не допускается в присутствии дам… В Англии не только курение в обществе считается преступлением, но не прощается и тому, кто появляется накурившись. Человек, от которого пахнет табаком, считается варваром».

А потом удивляется лифту: «В верхнюю галерею здания поднимаются либо по лестнице, либо с помощью особой, совершенно незнакомой мне машины».

24 ноября «Аврора» покидает Портсмут. Следует длительный переход через Атлантику. Пробыв в пути 51 день, фрегат достигает столицы Бразилии Рио-де-Жанейро.

Первое впечатление О’Рурка о городе не слишком хорошее: «Насколько великолепны окрестности Рио (они, как говорят, напоминают Константинопольский пролив и Неаполитанский залив), настолько грязен и мало похож на столицу сам город».

Тем не менее, он находит те объекты, которые неизменно интересуют его:

«Все длинные улицы выходят на открытую площадь… На углах улиц помещаются: большое здание Итальянской оперы, малый театр и французский театр. Далее идут: Национальный музей… и академия художеств… Правее церкви высокая сигнальная мачта, флаг которой указывает национальность города. Здесь же помещается обсерватория и библиотека, обладающая 70000 томов… библиотека открыта для публики ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней; книги можно читать только на месте, читальное зало довольно обширное».

После поездки в предместье Рио О’Рурк отмечает: «С правой стороны мы миновали госпиталь Misericorde-Hospital, богатейшее учреждение с пятью или шестью старшими врачами. За этим госпиталем, также на берегу, расположен великолепный общественный сад Pascio Publico».

О’Рурк подробно знакомится с историей Бразилии, отражая ключевые ее моменты в своем дневнике. Интересует его и государственное устройство далекой страны.

31 января «Аврора» покидает Рио-де-Жанейро. Ее курс лежит на Юг. 3 марта фрегат достигает параллели мыса Горн, через два дня оказывается в южной части Тихого океана, а 13 марта заканчивает опасный и тяжелый обход мыса.

По пути к чилийскому порту Вальпараисо «Аврора» проходит мимо, как пишет О’Рурк, «острова Робинзона Крузо» – архипелага Хуана Фернандеса, состоящего из трех островов, на самом большом из которых провел в одиночестве четыре с лишним года прототип литературного героя Александр Селькирк. О’Рурк так описывает это событие: «На фрегате все ожило и засуетилось: кто торопился нести подзорную трубу, кто бежал с рисовальным альбомом, чтобы запечатлеть на бумаге чудесную картину. Juan de Fernandes высокий остров, расстояние его до берега Чили 370 миль».

Побывать в Чили фрегату не довелось – в силу ряда причин капитан принимает решение сделать стоянку в Перу и меняет курс. В начале апреля 1854 г. «Аврора» бросает якорь в Кальяо – порту, расположенном неподалеку от Лимы, столицы Перу. О’Рурк пишет в дневнике: «Callao построен весьма неправильно, не имеет деления на части и в общем насчитывает не более 300 домов».

Несмотря на запрет отлучаться из Кальяо, вызванный эпидемией в столице желтой лихорадки, О’Рурк с товарищем тайком отправляется в Лиму, куда ведет железная дорога. Быть неподалеку от столицы столь далекой от России страны и не посетить ее для него невыносимо.

По поводу столицы Перу О’Рурк отмечает: «Большинство домов одноэтажные, поставленные между двором и садом». И далее: «… здесь есть очень порядочный музей, а также и библиотека, насчитывающая до 20000 томов, в том числе экземпляр библии на славянском языке».

О’Рурк изучает государственное устройство Перу, отмечая в дневнике:

«Конституция Перу, установленная 10 ноября 1839 года, признает три рода власти: исполнительную, законодательную и судебную. Исполнительная власть находится в руках президента республики, избираемого на 6 лет… Его помощниками являются 5 министров: внутренних дел, иностранных дел, министр юстиции и исповеданий, министр военный и морской и, наконец, министр финансов.

Законодательная власть вручена двухпалатному конгрессу, состоящему из палаты депутатов и сената. Состав палаты освежается таким образом, что каждые 2 года переизбирается одна его треть. Подобным же образом обновляется и сенат, с той разницей, что каждые 4 года сменяется половина сенаторов. Сенат состоит из 21 члена, а палата депутатов из 75 членов. Конгресс собирается каждые 2 года и заседает недолго.

Связью между президентом республики и конгрессом служит государственный совет, составленный из 15 выборных членов. Они обязаны наблюдать за строгим соблюдением законов. Председатель совета замещает президента республики в случае его отсутствия.

Судебная власть осуществляется верховным судом, заседающим в Лиме».

Эти сведения должны быть интересны человеку, живущему в Российской империи, в которой нет ни конституции, ни разделения властей. Тем не менее, никаких оценок и сравнений в дневнике не содержится. Возможно, автор оставлял их при себе, понимая, что дневник может попасть в чужие руки – эпоха Николая I еще не окончилась.

О’Рурк описывает и экономику Перу: «Во внутренних Кордильерах находятся знаменитые золотые и серебряные разработки: Punon и Cerro de Pasco. А на плодородных возвышенностях и на роскошных лугах между Кордильерами беззаботные индейцы пасут стада лам и алпака, шерсть коих, а также шерсть перуанских овец составляет главный предмет торговли. Перу не богата земными плодами, только и производится что: хлопок, пшеница, маис, картофель и вино».

Узнав 13 апреля о том, что в феврале 1854 года в войну между Россией и Турцией вступили на стороне последней Англия и Франция, капитан «Авроры» принимает решение срочно покинуть Кальяо, поскольку в порту находятся английские и французские, теперь уже вражеские военные корабли. Ранним утром следующего дня фрегат поднимает якорь. Его путь лежит на Камчатку.

Крымская война шла не только в Крыму и на Черном море. Англо-французские эскадры действовали против России в Балтийском, Белом морях и в Тихом океане. В середине августа 1854 года, через два месяца после прибытия «Авроры», в Авачинскую бухту вошла англо-французская эскадра – те самые корабли, которые стояли рядом с «Авророй» в Кальяо. Союзники намеревались отторгнуть от России богатый промысловый район, и главный удар был нацелен на опорный пункт России на Дальнем Востоке – Петропавловск.

Атакующая эскадра имела на борту 2.5 тысячи человек экипажа и десантных войск и 218 пушек, оборонявшиеся могли противопоставить им 1016 человек и 108 орудий. И все-таки защитники Петропавловска отбили все атаки нападающих. «Аврора» была основой обороны. Героизм и умелые действия экипажа фрегата сыграли свою роль. 27 августа англо-французской эскадра покинула Авачинскую бухту.

Николай О’Рурк показал себя храбрецом, за что получил солдатский Георгиевский крест и звание мичмана – первое офицерское звание, соответствовавшее поручику в армии. В дневнике содержатся подробности боев. Вот одна из записей: «Картина ужасная; старый адмирал Des Pointes сидел в своей белой шлюпке, с обнаженной саблей в руках, подбодрял своих, но его усилия были напрасны – все бежали к шлюпкам, а группы наших, спустившиеся по скату, стали стрелять в скопившуюся массу, всюду сея смерть».

Зиму «Аврора» провела в Петропавловске. Но Крымская война не окончилась. По имевшимся сведениям, противник снова собирался захватить русский форпост, теперь уже более крупными силами. В виду отсутствия нашего подкрепления в апреле 1855 года было решено эвакуировать Петропавловск. В составе отряда кораблей «Аврора» совершает переход в Императорскую гавань, затем по не очень глубокому фарватеру Амура доходит до Николаевска, где надолго бросает якорь. Только в октябре 1856-го началось возвращение фрегата в Кронштадт.

Первая остановка в Гонконге. О’Рурк делает такие заметки: «Гонконг, с главной своей улицей Queen Road, очень интересный, но невеселый город… За это время фрегат посетили американский консул, представитель японского консула, а также губернатор Bowring. Им был отдан салют; для встречи губернатора люди были посланы по реям и кричали «ура»… После полудня я был с людьми на берегу. Они были пьяны вдребезги; троих я вызволил из-под ареста».

Следующая остановка – Сингапур. И новые записи: «Сингапур – очень широко раскинувшийся город с населением в 200 тысяч человек. Улицы широкие, не мощеные, но шоссированные; тротуаров нет. Дома некрасивые, многие имеют сады и окружены каменными, в рост человека стенами. В центре города – весьма невзрачные китайские-индейские лавки. Население Сингапура пестрое; ежегодно до 300 человек делаются жертвой тигров, и это не далее, чем в 3-х милях от города».

Перейдя Индийский океан, к началу февраля 1857 года «Аврора» достигла мыса Доброй Надежды на южной оконечности Африки. Оставалось пересечь снизу вверх Атлантический океан. 11 июня 1957 года фрегат вошел на Кронштадтский рейд.

Дневник Николая О’Рурка – интересный документ, рассказывающий и о России, о и других странах середины XIX века, о малоизвестных фактах Крымской войны, сыгравшей важную роль в истории нашей страны (стоит напомнить, что ее итоги подтолкнули Александра II к реформам). Это документ, вызывающий не только любопытство, но и уважение.

* Все даты даны по старому стилю.

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель