Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

100 и 95: научный пейзаж после революции

100 и 95: научный пейзаж после революции

 

Ровно девяносто пять лет назад, в январе 1926 года, вышел первый номер. Конечно, для того, чтобы это произошло, еще в 1925‑м была образована редакция, началась работа по созданию «Ежемесячного научно-популярного и приключенческого журнала для подростков». ЦК ВЛКСМ , принявший решение о создании журнала, в качестве первостепенной ставил задачу естественнонаучного и технического просвещения школьников. Деятельность редакции была нацелена на то, чтобы заинтересовать подростков идеей познания и практического освоения природы.

Статус знания, особенно естественного и технического, в то время был очень высоким: в нем видели важнейшее условие общецивилизационного развития. Не случайно для ранней «Знание — силы» писали известные ученые. Основоположник гелиобиологии Александр Чижевский в 1931‑м опубликовал статью о реакции живых организмов на окружающую среду — на основе новейших к тому времени научных данных. Циолковский выступил в 1933 году со статьей о том, как должен быть устроен аппарат для космических полетов. Выдающийся физик Лев Ландау в 1939‑м нашел время истолковать для школьников теорию относительности Эйнштейна.

Тот облик журнала, в котором он стал знаменит и неповторим в 1970—1980‑е, начал складываться в 1965 году с приходом на должность главного редактора Нины Сергеевны Филипповой. С ней в редакции появились новые люди — молодые, дерзкие экспериментаторы. Уже в конце 1960‑х, когда «Знание — сила» был органом Комитета профессионально-технического образования, и позже, когда он перешел в ведение общества «Знание», он стал журналом интеллигентов и вольнодумцев; гуманитарные науки — история, археология, социология, литературоведение — укоренились на равных правах с естественными и вместе с ними повели разговор о человеке и его месте в мире. Внешний вид нашего журнала принципиально отличался тогда от всей остальной периодики: над оформлением работали художники-нонконформисты, которых не брали на работу больше никуда.

1990‑е годы обернулись серьезным падением тиражей у всех научно-популярных периодических изданий. Донимали финансовые проблемы. Но журнал «Знание — сила» продолжал выходить, выполняя свою просветительскую миссию. Бесперебойно выходит он и в новом ХХI веке. С ним, как и прежде, сотрудничают известные ученые пред­ставляющие как естественные, так и гуманитарные науки.

А времена вновь непростые. Испытания не закончились. Наряду с очередными финансовыми трудностями проявились новые: падение интереса к чтению у молодежи, неумение читать длинные тексты у тех, кто продолжает брать в руки журналы. Но «Знание — сила» нацелен в будущее. Просветительская миссия по-прежнему востребована. Да и как иначе, если развитие человечества движется развитием науки.

Но вернемся на 100 лет назад. Создание нашего журнала неразрывно связано с эпохой 20‑х годов ХХ века. Времена тогда были необычные: несмотря на жестокости только что завершившейся Гражданской войны, на безжалостное подавление буржуазных классов — дворянства, купечества, духовенства, промышленников, царских генералов и офицеров — наряду с усилением коммунистической диктатуры бурно расцветали искусство и наука. Ничто не мешало новаторским поискам в живописи, музыке, архитектуре, театральном и киноискусстве, литературе. Романтически настроенные деятели искусств мечтали о появлении «нового человека». Научные споры в естественной, технической и гуманитарной сферах не несли и намека на «правильные» или «неправильные» идеологические позиции. Происходило активное взаимодействие и взаимопроникновение между самыми разными видами искусств, между искусством и наукой, наукой и литературой. Все это почти полностью исчезло к концу двадцатых годов. Но в 1926 году творческий потенциал эпохи еще сохранялся.

Отмечая столетие начала 20‑х прошлого века и 95‑летие появления нашего журнала, мы решили рассказать об этом необычном времени, об удивительных людях, которые творили, не зная цензурных рамок и не опасаясь за последствия воплощения своих творческих замыслов. Мы открываем разговор о 1920‑х в новой рубрике «Сумасшедшие. Ревущие. Золотые» и Главной темой данного номера «Научный пейзаж после революции», посвященной событиям в естественных науках: о восприятии и развитии релятивистской революции в постреволюционной России, о серьезных событиях в биологии, об изменении научного мировоззрения в 1920‑е годы. И о научном просветительстве в ту пору. А попутно о том, как эта релятивистская революция отразилась в отечественной литературе.

Мы продолжим разговор о 1920‑х годах в следующих номерах, посвящая публикации достижениям в разных сферах искусства, в технике. Расскажем о тогдашних важных событиях в киноискусстве, в архитектуре, музыке, литературе, в авиации. А также о столь важном и драматичном явлении в жизни страны в 1920‑е годы, как эмиграция научной, творческой и технической интеллигенции.

Не забыли мы и про наше 95‑летие. В нынешнем номере есть публикации, рассказывающие о жизни коллектива редакции нашего журнала в те времена, когда он выходил тиражом под миллион экземпляров, когда на него трудно было подписаться, потому что власти специально ограничивали тираж, и когда большинству граждан страны не надо было объяснять, что означает название «Знание — сила».

Игорь Харичев, Надежда Алексеева

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель