Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

Чему нас учит пример Христофора Колумба

Чему нас учит пример Христофора Колумба

Колумб искал путь в Индию, а открыл Америку. Подобные случаи используют для обоснования мнения, что при работе над большим проектом научные результаты могут появиться непредсказуемым образом. И как следствие, обеспечение финансирования научного проекта само по себе является заслугой перед наукой. А ученые что-нибудь да откроют. Если при этом вместо пути в Индию откроют Америку, то тем лучше. Если же ничего не откроют, то ничего не поделаешь. Научное открытие предсказать нельзя.

Такого мнения придерживаются многие. Так недавно в уважаемом «толстом» журнале («Новый мир», 2011, №5) появилась заметка о поиске внеземных цивилизаций: «Отчаявшиеся ученые ищут деньги всеми способами… И выдвигаемый ими проект хотя и абсурден в чисто научном отношении, но не такой уж бессмысленный… Конечно, инопланетные цивилизации найти не удастся, зато астрономы и астрофизики…, химики и физики… создадут новые теории, которые, чем черт не шутит, смогут найти и чисто практическое применение. Успех проекта… будет зависеть от того, удастся ли ученым заинтересовать… бюрократов. Если они сочтут его удобным средством для распила бюджетов… проекту суждена долгая жизнь. И настоящим ученым от него тоже что-то перепадет».

Скажем прямо, такую откровенность встретить в серьезном журнале трудно. Но очень часто встречаются заметки вроде следующей: «Каждый доллар, потраченный НАСА на космические разработки, дает 6 долларов при использовании космических технологий в других странах» («Наука и жизнь», 2011, № 8, с.80). Вывод очевиден – вложив деньги в произвольный научный проект можно рассчитывать на самые неожиданные, но положительные последствия.

Но как раз открытие Америки не укладывается в эту схему. Был вполне продуманный проект поиска западного пути в Индию. Этот проект основывался на новой по тому времени теории шарообразности Земли. Логика проекта была проста – если Земля имеет форму шара, то двигаясь в западном направлении можно попасть в Индию. И если при реализации вполне продуманного научного проекта возникает неожиданное препятствие, то это вполне может быть встреча с Неизвестным. В случае Х. Колумба – с неизвестным материком. Не следует забывать, что когда Х. Колумб готовил свою экспедицию, то, исходя из шарообразности Земли, были все основания рассчитывать, что, если не произойдет ничего непредвиденного, то он попадет в Индию. Но непредвиденное произошло.

В истории науки есть множество подобных примеров. Так, О. Ремер, желая определять долготу на море по положению спутника Юпитера Ио, столкнулся с тем, что период обращения спутников этой планеты меняется. Это загадочное явление он объяснил, предполагая конечность скорости света. Что, в свою очередь, позволило видеть в особенностях движения спутников Юпитера доказательство конечности скорости света. Результат с точки зрения науки чрезвычайно важный. И это типичное для науки явление. Можно вспомнить множество интересных примеров.

В развитии физики исключительную роль сыграл опыт А. Майкельсона, который рассчитывал обнаружить движение Земли относительно неподвижного эфира. И ничего не обнаружил. Этот опыт является блестящей иллюстрацией известного утверждения: в науке отрицательный результат тоже результат. Однако это утверждение отнюдь не имеет универсального характера. Допустим, например, что кто-то в наши дни попытается реализовать очередной вариант вечного двигателя и потерпит неудачу. Ну и что?! Никакого интереса для науки этот результат не представит. Отрицательный результат может представлять интерес только в том случае, когда он оказывается для кого-то неожиданным. Результат опыта А. Майкельсона оказался неожиданным для всех физиков. И значение этого опыта для науки трудно переоценить.

Итак, мы обнаруживаем определенную схему, в которую укладываются многие научные открытия. Имеется некий вполне разумный и основательно продуманный проект. И в процессе его реализации исследователь сталкивается с чем-то неожиданным. Проект остается нереализованным, но наше знание о мире существенно обогащается. И здесь возникает вопрос: можно ли столкнуться с неожиданным случайно, вне связи с каким-то вполне разумным проектом? Возможно, что к таким случайностям можно отнести открытие в 1728 году англичанином Дж. Бредли аберрации. Он хотел найти расстояние до звезд и для этого с промежутком в полгода (когда Земля оказывалась в противоположных точках орбиты, по которой наша планета движется вокруг Солнца) измерял угол, под которым некоторая звезда видна с Земли. По существу, он хотел произвести триангуляцию – прием, с помощью которого геодезисты находят расстояние до недоступного для них объекта. Для этого они точно меряют расстояние между двумя доступными для них точками, а потом замеряют углы в треугольнике, образованном этими двумя точками и третьей, расстояние до которой надо измерить. Далее это расстояние находится с помощью тригонометрии.

Но Дж. Бредли эту задачу выполнить не смог – расстояние до звезд слишком велико, и точности тогдашних приборов была недостаточно для подобных измерений. Однако Дж. Бредли обнаружил, что положение звезд на небе в течение года меняется. (Но их отклонение было «не в ту сторону», и Дж. Бредли понял, что это был эффект, не связанный с тем, который он хотел использовать для своих вычислений.) Это позволило достаточно точно вычислить скорость света, что имело колоссальное научное значение. Кроме того, это был весомый аргумент в пользу гелиоцентрической системы, которая в то время еще не была общепринятой. Как мы видим, Дж. Бредли получил отрицательный результат, – с помощью тогдашних приборов расстояние до звезд определить было нельзя. Но «попутно» было сделано большое открытие.

Однако открытие Дж. Бредли тоже нельзя считать вполне случайным. Он хотел обнаружить и измерить изменение положения звезд на небе, и он это изменение обнаружил. Другое дело, что звезды меняли свое положение не так, как он ожидал. Но проект был вполне разумен и продуман. Подобные измерения стали проводить за десятки лет до Дж. Бредли, но эти исследования были обречены на неудачу из-за недостаточной точности приборов. Так что успех английского ученого был обеспечен двумя факторами – остроумной и оригинальной постановкой задачи и достигшей к тому времени достаточного уровня точностью приборов.

Более интересны результаты алхимиков. Они хотели получать из одних элементов другие. А это, как мы теперь знаем, невозможно. Во всяком случае, теми методами, какие были в их распоряжении. Но они действительно накопили большой запас знаний по химии. Порассуждать на эту тему было бы интересно. Но, наверное, этого не следует делать, не ознакомившись подробно с историей открытий, сделанных алхимиками.

Но случай Х. Колумба интересен и в другом отношении. Представление о шарообразности Земли в то время было новой теорией. И следствия из нее еще не были изучены. Поэтому при их изучении было много шансов столкнуться с неожиданным. И наоборот, если какой-то вопрос тщательно исследован, то найти в нем что-то новое шансов мало. Поэтому работая «вдогонку», желая лишь повторить и развить полученный кем-то результат, трудно надеяться получить что-то неожиданное и поэтому интересное с точки зрения науки. Тот, кто последовал путем Х. Колумба позже, мог найти какие-то острова, но новый материк найти не мог.

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель