Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

«Изучение «родной земли и людей, ее обитающих»

«Изучение «родной земли и людей, ее обитающих»
Генеральная карта Российской империи // Атлас Российской, состоящий из девятнадцати специальных карт <…>. − Санкт-Петербург : Академия наук, 1745.

 

175 лет Русскому географическому обществу

18 августа 1845 года Высочайшим повелением императора Николая I было утверждено представление о создании в Санкт-Петербурге Русского географического общества. РГО — одно из старейших географических обществ мира после Парижского (1821), Берлинского (1828) и Лондонского (1830). Основной целью создания Общества было изучение «родной земли и людей, ее обитающих», главная задача — сбор и распространение географических, статистических и этнографических сведений о Российской империи. Под флагом Русского географического общества прошли практически все экспедиции XIX века по изучению Российской империи и прилегающих территорий. Изучение Сибири, Дальнего Востока, Арктики, Средней и Центральной Азии, Африки и Океании, Мирового океана. Романтика путешествий и научный интерес, инстинкт первооткрывателя и истинная любовь к родине — все это объединяло путешественников, исследователей, членов географического общества.

РГО — единственная общественная организация в нашей стране, непрерывно существующая на протяжении почти двух веков, с неизменными уставными целями и задачами. Об истории Русского географического общества и его современной жизни рассказывает почетный президент Русского географического общества Владимир Михайлович Котляков, географ и гляциолог, академик РАН, научный руководитель Института географии РАН.

 

«Основная идея учредителей Общества — привлечь к изучению родной земли и людей,
ее обитающих, все лучшие силы русской земли».
П. П. Семенов‑Тян-Шанский

 

— 18 августа 2020 года исполняется 175 лет со дня основания Русского географического общества. Можно сказать, что у Общества было три жизни: первая — императорская, до 1917 года, затем — советское время и — современная эпоха. Как бы вы могли охарактеризовать начальный период?

Почетный президент Русского географического общества, академик РАН Владимир Михайлович Котляков

— Географическое общество возникло в 1845 году, когда экспедиционная деятельность в России уже активно развивалась. К этому времени состоялись крупные географические экспедиции, они начались еще во времена Петра Великого. Уже состоялось кругосветное плавание Ивана Крузенштерна, был открыт Антарктический материк в ходе экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева. И в обществе среди представителей определенного класса — по существу, это была все-таки русская аристократия — появилось понимание того, что, конечно, нужна координация этого процесса, а для этого необходима некая общественная организация. И так случилось, что целый ряд выдающихся людей того времени, среди них были как сановники, так и моряки, объединились, создав общество единомышленников. В числе этих людей надо упомянуть И. Ф. Крузенштерна, В. И. Даля, В. Ф. Одоевского, В. Я. Струве, М. Н. Му­равьева, К. М. Бэра и ряд других. Сама же идея создания Общества принадлежала адмиралу Федору Петровичу Литке. Многие из членов Общества были близки к властным структурам, поэтому Общество сразу же стало элитным. И так случилось, что о начинании доложили самому императору. Поскольку для учреждения Общества требовался высочайший указ, можно сказать, что Николай I стоял у истоков Общества. Среди участников был Владимир Иванович Даль, что очень важно. Дело в том, что он в то время служил начальником канцелярии министра внутренних дел Л. А. Перовского и ему был доступен разговор с министром, а тот был напрямую связан с императором. Поэтому все документы, которые были к тому времени разработаны, очень быстро дошли до самого императора. И он наложил резолюцию по образованию Общества. Это не фигуральное выражение, что Общество императорское, Николай I реально сам подписал этот указ. И не просто подписал, но исправил название Общества. Первоначально было предложено такое название: «Русское географическое и этнографическое общество». Он слово «этнография» вычеркнул. Таким образом, общество императорским было с самого начала — не по названию, а по статуту. Более того, император признал, что это очень важное начинание, и выделил подъемные деньги — 10 тысяч рублей ежегодно давались Обществу из царской казны. Тогда это были деньги порядочные, хотя не слишком большие.

1-й председатель РГО Великий князь Константин Николаевич

 

Федор Петрович Литке

 

Таким образом, общество изначально возникло как кружок путешественников, и морских, и сухопутных; кружок любителей страны и ее природы. И оно было, безусловно, настроено патриотически. Общество быстро завоевало авторитет, хотя и не такой, какой возник позднее. Все-таки изначально это было аристократическое объединение очень узкой группы людей. Но все тогдашние российские путешественники были, безусловно, связаны с Обществом. И некоторые экспедиции частично финансировались Обществом: ведь они были направлены на исследования своей страны, которая в то время была еще недостаточно изучена.

 

«Составляя самый поэтический и жизнерадостный элемент общества, они возбуждают, утешают и облагораживают… Один Пржевальский или один Стенли стоят десятка учебных заведений и сотни хороших книг. Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорное, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие…, делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу».
А. П. Чехов «Н. М. Пржевальский» Новое время.
№ 4548. 26 октября

 

Существует мнение — особенно оно распространено в западных странах, — что экспедиции Русского географического общества имели исключительно военную, разведывательную цель. Но это не соответствует реальности. Действительно, многие из путешественников были военными, например, М. П. Пржевальский — полковник русской армии. И, возможно, разведка территорий была одной из целей и задач многих экспедиций. Но это была далеко не главная цель. Главным было открытие и изучение новых земель. В Уставе Общества, подготовленном Федором Петровичем Литке, было четко записано, что цель Общества — это изучение и пропаганда знаний о территориях и природе своей страны и окружающих земель.

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский

 

Очень быстро, уже в первое десятилетие, были созданы региональные отделы Общества. Два первых региональных отдела Русского географического общества открылись уже в 1851 году: Кавказский (в Тифлисе) и Сибирский (в Иркутске). Затем создаются Оренбургский, Северо-Западный (в Вильно), Юго-Запад­ный (в Киеве), Западно-Сибирс­кий (в Омске), Приамурский (в Хаба­ровске), Туркестанский (в Ташкенте). А вот в Москве не было отдела до 1946 года. Центральное отделение изначально было в столице Санкт-Петербурге. И даже с переносом столицы в Москву в советское время оно осталось в Ленинграде. Но отделения в первую очередь возникли именно на окраинах России с тем, чтобы исследовать всю территорию страны. В 1894 году, например, было создано Троицкосавско-Кяхтинское отделение Приамурского отдела. Сейчас Кяхта — это небольшой город на границе с Монголией. Но в конце XIX века это был важный пограничный центр, через который пролегал торговый путь с Китаем.

Здание Сибирского отделения РГО в Иркутске

 

С самого момента своего образования Общество стало издавать книги и журналы. До сих пор издается журнал «Известия Русского географического общества» — самый старый журнал Российской академии наук (его традиционно издавала Академия наук, но от имени Общества).

— Насколько я знаю, даже в Кяхте (тогда она именовалась Троицко-Савском) издавался свой научный журнал, в котором было много интересных публикаций по ботанике, этнографии, археологии, геологии, палеонтологии. Это удивительно!

— Да, во всех местных отделениях издавались собственные труды и журналы, обычно они назывались «Записки отдела или отделения Общества». Такая традиция сложилась с самого начала.

— Интересно, а как было организовано финансирование Общества и исследовательских экспедиций в то время?

— Финансирование Общества составляли денежные взносы его членов — это было традиционно — и небольшое государственное финансирование, из царской канцелярии. Экспедиции же организовывались как на государственные средства, так и на частные пожертвования. Особенно полярные экспедиции. Да они, собственно, и проводились не только от имени Общества: Общество было лишь их соорганизатором.

 

«В списках Общества к 1 января 1892 г. состояло 902 лица, из них 615 действительных членов. Ежегодные средства Общества складываются из пособия от государственного казначейства, членских взносов, процентов с неприкосновенного и запасного капиталов и дохода от продажи изданий, что в общей сложности дает около 20000 рублей в год. Сюда должно присоединить еще средства, жертвуемые частными лицами на разные предприятия Общества или в его непосредственное распоряжение».
Ю. М. Шокальский «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона»

 

— Как-то читала про ссыльных поляков в Восточной Сибири: Бенедикт Дыбовский и Виктор Годлевский, будучи сосланными после польского восстания в Иркутскую губернию, получили деньги от местного Отделения географического общества на исследования Байкала. По сути, они тогда заложили основу всех систематических исследований этого озера.

— Действительно, поляки сыграли большую роль в исследованиях Сибири. Это общеизвестно, признано, но сейчас как-то мало об этом говорят. Но тогда Польша была частью России, и это всеми признавалось, особенно польской элитой, которая не принимала активного участия в восстаниях против России. Но восстания за независимость Польши происходили, и сосланные после них польские участники, действительно, сыграли огромную роль в исследованиях Сибири и Дальнего Востока. Это хорошо видно даже по топонимике: в Сибири довольно много названий польского происхождения, например, широко известный хребет Черского.

— Что произошло с Обществом после 1917 года? В нашей стране изменилось практически все. Большая часть общественных организаций была упразднена. Но Географическое общество — оно сохранилось.

— Да, оно никогда не переставало существовать. Советская власть его признала.

— Но изменилась ли миссия Общества при советской власти? Его основные цели и задачи?

— Почему Русское географическое общество не исчезло и не стало другим? Оказалось, что его цели в точности соответствовали задачам развития страны, сформулированным новым государством. Если в царской России эти задачи — более глубокие исследования страны — ставились в самом Обществе, то уже в первые советские годы эти задачи были провозглашены в словах самого В. И. Ленина. И поэтому Географическое общество оказалось очень полезным молодому государству; уже в первые советские годы Общество стало активно и последовательно работать. Сразу после завершения гражданской войны возобновились экспедиции в Сибирь и на Север с целью исследования малоизвестных территорий. И даже Институт географии, который я представляю, был создан в 1918 году; совсем недавно ему исполнилось сто лет. Перед институтом были поставлены те же задачи: исследование недостаточно изученных в то время территорий.

Именно поэтому Географическое общество стало играть заметную роль в Советском Союзе и вскоре достигло очень больших высот. В советское время оно стало гораздо более демократичным и массовым. В составе его членов были учителя, научные работники, сотрудники университетов, студенты. Общество стало профессиональным. Я вступил в общество в 1955 году, только-только закончив университет. В числе задач Общества были не только исследования и познание страны, но также распространение и популяризация географических знаний. Для этого существовали молодежные и детские клубы, кружки и тому подобное. Активная деятельность Общества включала и издательскую работу. В советское время существовало специализированное издательство «Географгиз». В послевоенные годы были переизданы все труды известных русских путешественников и классические географические работы XIX века — даже в столь тяжелое время были найдены деньги на эту литературу.

— Давайте перейдем к третьему, современному этапу в истории Географического общества.

— Иногда говорят, что сейчас происходит возрождение Общества, которое после распада Союза погибало. Это, конечно, не так. Но уже в постсоветское время наша элита стала понимать, что Русское географическое общество — это, действительно, не совсем обычное общество. Его деятельность способствует познанию природы нашей страны, осознанию красоты, разнообразия и хрупкости природных ландшафтов, что, по сути, способствует формированию настоящего патриотизма и любви к своей родной земле.

В 2009 году ко мне как Почетному президенту РГО и председателю Московского отделения пришли с предложением помочь поднять Общество. Конечно, в то время сложилось весьма тяжелое положение: финансирования, кроме членских взносов, не было. Нам даже нечем было платить за аренду помещения в центре города, где размещалось Московское отделение в советское время.

И в третий период своей истории Общество снова приобрело элитный оттенок, если можно так выразиться, но уже не по членству, а по руководству. К руководству Общества пришли первые лица государства, а за ними, естественно, потянулись и люди, имеющие деньги; так происходит во всем мире. Поэтому в наше время Общество работает на спонсорские деньги. Во всех подобных случаях в общественных организациях создается попечительский совет, включающий авторитетных и богатых людей, которые жертвуют деньги на деятельность общества. В 2010 году мы попросили В. В. Путина возглавить Попечительский совет, и он согласился. Так что ныне Попечительский совет играет большую роль в жизни Общества, финансируя многие нужные и общественно полезные проекты.

В 2009 году на внеочередном съезде Президентом Общества был избран С. К. Шойгу, тогда Министр чрезвычайных ситуаций Российской Федерации (МЧС РФ). На новом этапе в работу Общества вовлечено много молодежи, организуются многочисленные экспедиции. В региональных отделениях Общества (а их 85 — по числу субъектов Российской Федерации) также возникают попечительские советы, привлекающие средства на обеспечение разнообразной и полезной деятельности Общества. Возникают интересные проекты, к реализации которых активно привлекается молодежь. Скажем, в Севастополе «Константиновскую батарею» возродили на деньги Общества.

В настоящее время у Русского географического общества три штаб-квартиры: в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе. Общество перестало быть сугубо профессиональным, но оно продолжает организовывать исследования, направленные на познание природы нашей страны.

— И популяризацию всех этих знаний?

— Да, конечно, популяризацию. Но не только географии, а в какой-то мере и истории. Общество организует множество выставок, конкурсов, молодежных соревнований. Например, организуются выставки на городских бульварах — это отдельная интересная форма популяризации. Так, в 2016 году на Гоголевском бульваре в Москве появилась выставка «Большая Константиновская медаль» — высшая награда Географического общества. На многих стендах была представлена вся история медали, многие известные люди, ее получившие: Фритьоф Нансен, Руал Амундсен и многие другие.

Так что Общество сильно изменилось. Многим пожилым географам это не очень нравится. Но времена меняются, меняется и ритм жизни.

— Возникает вопрос: а можно ли говорить о преемственности в Географическом обществе?

— Безусловно! Устав Русского географического общества не изменился за 175 лет его существования. Может быть, чуть-чуть осовременены некоторые формулировки. Но цели, задачи, даже устройство общества — оно точно такое же. Штаб-квартира в Санкт-Петербурге располагается в том же историческом здании, построенном в 1907 году — в наше время городскими властями были выделены средства на его реставрацию. В Москве уже в наше время под штаб-квартиру Общества было выделено реконструированное здание рядом с Лубянской площадью.

— Получается, что Русское географическое общество, возможно, единственное в нашей стране, сохранилось таким, как оно изначально задумывалось, несмотря на все исторические и идеологические пертурбации?

— Да, это буквально так. И его задачи, методы работы — все сохранилось. Мне пришлось бывать в географических обществах разных стран, и должен сказать, что наше Общество известно во всем мире, и к нему относятся очень уважительно. Сотрудничество с географическими обществами других стран интенсивно развивается, недавно были подписаны соглашения о сотрудничестве с обществами в Испании, Сербии и ряда других стран.

— Во времена Советского Союза в каждой из республик были отделения РГО. Сохранились ли они, работают ли?

— Все они сохранились и продолжают свою деятельность. Я, например, остаюсь членом Эстонского, Украинского и Таджикского географических обществ. И связи между РГО и географическими обществами постсоветских стран продолжают развиваться.

— Все-таки наука — она интернациональна…

— Дело не только в науке, дело еще и в людях. Политика — она идет не от сердца, а, скорее, от головы. Каждый борется за свое место в мире, и болеет за это место, стараясь оттеснить других, кто мешает ему. В наших делах все не так: мы ищем совместное, оно усиливает всех, улучшает общую ситуацию. Поэтому отношения с бывшими членами нашего Общества вполне уважительные и дружеские. Например, в Душанбе хотят этой осенью провести мероприятие в честь 175‑летия Русского географического общества.

— Вы — член Географического общества с 1955го года. В каких экспедициях под эгидой Общества вы лично принимали участие?

— Дело в том, что до 1917 года Общество, действительно, участвовало в организации экспедиций. Но с приходом советской власти эту заботу взяло на себя государство. Для этого был создан, в частности, и наш институт. А Географическое общество играет скорее пропагандистскую, чем организационную роль. Но оно предоставляет свой «флаг». Вот интересный случай из недавнего прошлого. Даже в наше время возможны географические открытия. Еще недавно не был достоверно известен исток самой крупной в мире реки — Амазонки. И вот как-то известный польский путешественник Яцек Палкевич[1] обратился ко мне с предложением организовать небольшую научную экспедицию по поиску истока Амазонки и найти молодых географов, готовых отправиться в Южную Америку. И такая экспедиция состоялась летом 1996 года, она обнаружила исток величайшей в мире реки, тем самым «удлинив» протяженность Амазонки почти на 300 километров, а на месте истока реки были установлены флаги Русского и Польского географических обществ. В итоге длина Амазонки теперь составляет 7000 километров, то есть превышает длину Нила. Под флагом РГО проводятся сейчас многие экспедиции, например, в этом году организовано несколько экспедиций в честь 200‑летия открытия Антарктиды русской экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева.

И я в свое время работал в научных полярных экспедициях. В 1955 году мне пришлось зимовать на Северном острове Новой Земли в Арктике, а в 1957–1958 годах я тринадцать месяцев работал во Второй советской антарктической экспедиции, жил на станциях «Мирный», «Восток‑1» и «Комсомольская». А в последующие годы было много экспедиций и на Кавказ, и в Среднюю Азию. Два года я зимовал на северном склоне Эльбруса, пять полевых сезонов провел на Памире. Но это были научные экспедиции Академии наук СССР, напрямую не связанные с Обществом, хотя, безусловно, они были связаны походным, исследовательским духом.

— Как вы считаете, география как наука в современном мире все еще актуальна? Все-таки, изначально география — наука описательная, а сейчас практически вся Земля изучена и описана в том или ином виде.

— Само слово «география», то есть «описание Земли», конечно, выглядит несовременно. Но география — единственная наука, которая относится и к естественным, и к общественным наукам. Среди фундаментальных наук она, пожалуй, единственная в своем роде. И всю жизнь я из-за того испытывал большие сложности и неудобства. Например, когда меня приняли в члены Европейской академии , я сразу ощутил эту сложность, потому что там география относится к социальным наукам. Но география на самом деле — это комплексная наука, которая включает в себя разные научные дисциплины (например, геоморфологию, гляциологию, биогеографию, социологию и многие другие). И у каждой из этих наук свои методы исследований. Например, в моей «родной» гляциологии все больше и больше применяются точные, математические методы исследования и все больше внедряются дистанционные методы с использованием спутников Земли.

Многим кажется, что вся Земля давным-давно изучена, но ничего подобного! Мы многого еще не знаем. Например, в Восточной Антарктиде уже в наше время состоялось географическое открытие глобального масштаба — в районе советской станции «Восток» было открыто подледное озеро Восток — пятое по величине среди пресных озер мира.

В заключение стоит сделать еще одно важное замечание про географию. При любом крупном строительстве, нарушающем сложившееся природное равновесие, обязательно проводятся обширные исследования и даются экспертные оценки. Для этого приглашают специалистов разного профиля: геологов, ботаников, зоологов, почвоведов и прочих. Каждый из них дает экспертное заключение по своему предмету. Но только географ, в силу своего разностороннего образования, способен создать единый документ, который ложится в основу общего заключения. Лишь географ обладает знаниями, дающими возможность проанализировать сложнейшие взаимосвязи в окружающей среде. Такими возможностями обладает лишь географическая наука с обширным и разносторонним мировоззрением. География по-прежнему остается одной из ведущих фундаментальных наук, объясняющих, наряду с физикой, химией, биологией, основы мироздания. Она по-прежнему актуальна и в будущем, с развитием космических методов исследования, будет продолжать свое развитие.

[1] Яцек Палкевич – итало-польский репортер-исследователь, член Русского географического общества (членский билет № 007) и член Королевского географического общества в Лондоне.

Беседу вела Надежда Алексеева

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель