Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

Смерть надотряда

Смерть надотряда

Динозавры были и остаются самым известным широкой публике объектом палеонтологии. Думаю, большинство людей, интересующихся этой наукой, начинали именно с увлечения гигантскими мезозойскими рептилиями.

При этом специалисты по динозаврам среди профессиональных палеонтологов явно составляют меньшинство. Всё-таки геологически документированная история жизни на Земле составляет более трех с половиной миллиардов лет, а «ужасные ящеры» не дотянули и до 200 миллионов лет существования. И для общей картины развития жизни на Земле остальные организмы не менее значимы, чем динозавры. А если говорить о практических приложениях палеонтологии, направленных на составление геологических карт и поиск месторождений полезных ископаемых, то тут наиболее значимы совсем иные группы – в основном разнообразные беспозвоночные, а также пыльца и споры растений.

Не последнюю роль в интересе публики к динозаврам, несомненно, играет и их вымирание. Его даже часто пишут с большой буквы – Вымирание динозавров. Хотя это событие и было весьма значительным в истории жизни на Земле, оно не являлось самым массовым вымиранием, как иногда пишут в литературе. Да и называть его так не совсем верно – ибо тогда, на границе мезозойской и кайнозойской эр, вымерли не только динозавры. И даже не только другие крупные рептилии (летающие птерозавры и морские плезиозавры и мозазавры) – окончилось существование и многих групп беспозвоночных.

Вопрос о причинах мел-палеогенового вымирания (так его называть правильнее) до сих пор открыт. Среди западных палеонтологов широко распространена гипотеза о катастрофическом характере этого события, спровоцированного падением астероида. Иногда можно прочитать, что это – доказанная версия, но это все же принятие желаемого за действительное. Ибо многие палеонтологи (в частности, многие отечественные специалисты) разрабатывают более сложные гипотезы о биотической природе кризиса, порожденного «внутри» тогдашних экосистем.

Однако продолжают появляться и совсем уж фантастические, если не сказать – сказочные версии. Изложенная в статье Анатолия Лефко «Динозавры и… комары» («Знание-Сила», №1 за 2012 год) гипотеза Джорджа и Роберты Пойнар может служить хорошим примером.

Напомним вкратце ее суть – появление цветковых растений, вытеснивших мезозойскую растительность, подорвало пищевую базу растительноядных динозавров. А распространившиеся кровососущие насекомые «добили» ящеров лейшманиозом и иными болезнями, возбудителей которых они переносили.

Вообще, идея о том, что распространение цветковых растений стало причиной вымирания динозавров – вполне разумна. Действительно, мезозойская флора в основном состояла из голосеменных растений – к ним, как справедливо отмечено Лефко, относятся саговники и гингковые. Правда, саговники в статье названы менее употребимым в русскоязычной литературе термином «цикадовые» – по названию рода Цикас, ныне распространенному декоративному растению. А фраза из статьи «цикадовые и гингковые хвойные» просто неверна – хвойные являются отдельной группой голосеменных растений. Это все равно, что сказать «земноводные и пресмыкающиеся млекопитающие» на том основании, что все три класса относятся к позвоночным.

Как голосеменные, так и динозавры были господствующими группами в мезозойских сухопутных экосистемах. Поэтому логично предположить, что вымирание одних могло настолько «расшатать», дестабилизировать существовавшие экологически связи, что другая группа, специализированная именно к «старым» условиям, тоже прекратила бы свое существование.

Так что – почему бы и не обвинять цветковые растения в гибели динозавров? И их обвиняют – причем отнюдь не супруги Пойнар тут пионеры, подобные версии выдвигаются давно. Но стройный рассказ о смене флоры не учитывает некоторых палеонтологических фактов. Во-первых, смена флоры произошла не в конце позднего мела, а в конце раннего – за двадцать миллионов лет до вымирания динозавров. Во-вторых, эти двадцать миллионов лет динозавры отнюдь не «постепенно» вымирали – в позднем мелу была один из вспышек разнообразия этой группы. В-третьих, именно в позднем мелу распространились новые группы растительноядных динозавров – гадрозавры (утконосые динозавры), цератопсы (рогатые динозавры), анкилозавры. По-видимому, они как раз и были адаптированы к питанию новой растительностью.

А что же с глобальной эпидемией лейшманиоза, погубившей главных рептилий мезозоя? Это уже – свежая идея Джорджа Пойнара.

Кстати, с его биографией тоже стоит ознакомиться. Самое известное его открытие – это выделение и секвенирование ДНК из захороненного в янтаре жука 125-130 миллионолетней давности. Статья об этом исследовании появилась в 1993 году в престижнейшем научном журнале Nature, но с тех пор никто другой из янтаря ничего существенного не выделил. Наоборот, к методике «сенсационной» работы появились существенные претензии, и сейчас высказываются обоснованные сомнения в тех результатах.

В 1995 году Джордж Пойнар вместе со своей женой Робертой основали в Орегоне Институт янтаря, где проводят свои исследования. Надо сказать, что Пойнар весьма плодовит на выпуск книг, в то время как статей с описаниями его исследований появляется мало, и обычно они выходят в малоизвестных журналах.

Еще в 90-х Пойнар начал утверждать, что обнаружил свидетельства того, что москиты мелового периода переносили паразитических простейших – лейшманий, которые заражали динозавров (и в итоге привели их к гибели). Аргументация Пойнара страдает сразу на нескольких направлениях. Видимо, именно поэтому он редко публикуется в престижных научных журналах – ведь, будь его исследования достоверными, они бы, в силу своей важности, уже давно принесли ученому заслуженную славу.

Во-первых, сам Пойнар пишет, что ныне живущие лейшмании заражают млекопитающих и рептилий, но не заражают птиц. А ведь птицы гораздо ближе к динозаврам, чем современные рептилии, тем более – ящерицы и змеи, у которых был выявлен лейшманиоз. Так что этот довод говорит, на самом деле, против его гипотезы.

Во-вторых, сомнения вызывают и сами находки ископаемых простейших. Да, известны случаи, когда в янтаре сохраняются следы не просто клеток, а даже их отдельных частей. Но низкокачественные фотографии, сделанные на световом микроскопе, не внушают доверия специалистам – в этом случае надо использовать электронный микроскоп. Вообще, работа Джорджа Пойнара не отличается аккуратностью. Известный палеоэнтомолог Дэвид Гримальди, автор одного из фундаментальных трудов в этой области, указывает, что в его красочных книгах сплошь и рядом встречаются неверно определенные фотографии ископаемых остатков. А также попадаются и ошибочные утверждения, которые странно находить в книге биолога. Например, о том, что холера вызывается вирусом – на самом деле холерный вибрион является бактерией.

В-третьих, если даже динозавры в позднем мелу столкнулись с новым для них заболеванием – лейшманиозом, могли ли они от него вымереть? Для этого еще раз вспомним кто такие динозавры. Это – не один вид или небольшая группа близких видов вымерших рептилий. Это – надотряд, состоявший из сотен видов, известных нам, а реальное их разнообразие наверняка измерялось тысячами. Кроме того, это была очень разнообразная группа животных, занимавших очень разные экологические ниши – от мелких хищников до крупных травоядных. Могла ли какая-либо болезнь «выкосить» их всех?

Применительно к современной фауне – может ли появиться болезнь, которая уничтожит всех парнокопытных и непарнокопытных, а в придачу к ним еще и всех хищных? Живущих на всех континентах, в разных условиях – от лесов до пустынь. Сейчас, пожалуй, не известно ни одной болезни, которая бы поражала всех представителей такой крупной группы, как надотряд. Ссылки на то, что, дескать, эволюционно новая болезнь, к которой жертвы еще не готовы, особенно опасны, тут не помогут. На самом деле, паразиты и их хозяева давно находятся в эволюционной гонке вооружений. И как жертве тяжело приспособится к новой инфекции, так и паразиту непросто адаптироваться к новому хозяину. Тут уж – кому повезет. А по Пойнару получается, что лейшманиям резко повезло сразу со всеми видами динозавров: как будто всю свою предыдущую историю они вообще не знали, что такое болезни и иммунитетом вообще не обладали. Так не бывает. Тем более, что гипотеза Пойнара предполагает, что лейшманиям и дальше продолжило везти – ни один из видов динозавров так и не смог к ним адаптироваться.

Вымирание отдельной популяции какого-либо вида, живущей на ограниченной территории, в результате появления новой болезни (лучше, правда, чтоб она пришла откуда-то извне, а не появилась в этой же экосистеме) – ситуация вполне возможная и случавшаяся даже в человеческой истории. Но вот вымирание целого вида от инфекции – уже сомнительно. Тем более, если вид широко распространен и состоит из нескольких популяций, достаточно изолированных друг от друга.

Что уж говорить об отряде (а тем более – надотряде), состоящем из сотен и даже тысяч видов, каждый из которых развивает собственную иммунную систему? Всё-таки это не отряд путешественников, гибнущих в джунглях Южной Америки от желтой лихорадки.

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель