Научно-популярный журнал, издается с 1926 года

Зебровые амадины помнят запах своих родственников

Зебровые амадины помнят запах своих родственников

Умение отличать близких родственников от иных представителей своего вида весьма важно для животных. С одной стороны, кооперация, возникающая под воздействием естественного отбора, почти всегда распространяется только на «своих». С другой – необходимо избегать близкородственного скрещивания (инбридинга).

Распознавание близких родственников может происходить разными способами. В частности, для птиц, особенно певчих, весьма важными считаются внешний вид и песня. В то же время большинство других животных (почти все остальные позвоночные, а также насекомые) используют для различения «своих» и «чужих» запах. Птицы вообще традиционно считаются если не лишенными обоняния, то уж практически не использующими его (за редкими исключениями – киви и специализированные падальщики).

Однако в последнее время начинают появляться данные, говорящие о том, что, по-видимому, обоняние играет более важную роль в жизни птиц. Один из примеров — разводимые многими любителями зебровые амадины. В 2010 году был расшифрован их геном, удививший исследователей большим количеством работающих генов обонятельных рецепторов. В результате орнитологи решили уточнить роль обоняния в жизни певчих птиц. Как было показано в прошлом году немецкими учеными, зебровые амадины используют запах для узнавания гнезда. Однако такое поведение не обязательно связано с узнаванием своих родственников – в конце концов, это может быть просто «привычка». Поэтому авторы исследования предприняли дальнейшие эксперименты с целью прояснить ситуацию.

Для этого ученые перемещали птенцов в возрасте около двух дней в гнездо к неродственному выводку такого же возраста. Вскоре после оперения (примерно на двадцатый день жизни в новом гнезде) сравнивали предпочтения запахов у перемещенного птенца и одного из тех, с кем он вырос. В качестве проб им предъявляли материал из гнезда, в котором они выросли, и материал из гнезда, в котором вылупился перемещенный птенец. Таким образом, для одного птенца это был выбор между привычным, но неродным запахом, и родным, но, возможно, забытым, а для другого – между «родным» и привычным запахом и неродным и непривычным.

Как оказалось, перемещенные птенцы проводят существенно больше времени возле материала из того гнезда, в котором они вылупились, но которое не видели (и не нюхали!) в течение двадцати дней. Это говорит о том, что они узнают именно запах близких родственников, несущих общие с ними гены (которые влияют и на запах). Впрочем, нельзя исключить и того, что мы вновь видим результат научения – но в таком случае амадины должны запечатлевать «родной» запах гораздо раньше, чем они запоминают «родные» облик и голоса.

В то же время птенцы, которые выросли с перемещенным, но в своем родном гнезде, не показали явного предпочтения «своего» запаха. Авторы связывают это с тем, что запах их гнезда «загрязнен» запахом «подкидыша». Эту версию подтверждает тот факт, что с увеличением размера выводка (соответственно, с уменьшением доли вклада «чужого» в общий запах) птенцы всё-таки начинают проводить больше времени возле материала из своего гнезда.

Таким образом, даже певчие птицы способны использовать обоняние для узнавания близких родственников. Даже если в природе они используют этот способ реже, чем традиционные, основанные на зрении и слухе, он способен уменьшить количество ошибок распознавания, которые иногда случаются – тем более, что узнавание «своих» по внешнему виду и голосу основано у птиц только на обучении.

Работа опубликована в журнале Biology Letters

Материал к публикации подготовил Сергей Лысенков

Reset password

Recover your password
A password will be e-mailed to you.
Back to
Закрыть панель