Эковорот в культуре

Эковорот в культуре

5 января этого года исполнилось бы 90 лет со дня рождения Умберто Эко (1932–2016). Историк-медиевист, философ, романист, эссеист, публицист, популяризатор науки и проблематизатор стереотипов, человек энциклопедических знаний, он не сводился ни к одной из своих культурных ролей, но объединял в себе их все, и каждая из них помогала осуществляться всем остальным. Еще при жизни Эко было очевидно, что он изменил облик гуманитарного знания своего времени, а во многом — с чего, собственно, и началась его известность в нашей стране — и облик той самой массовой культуры, которой многие годы занимался как исследователь. Он сделал бестселлерами и предметом массового чтения сложные интеллектуальные романы, которые сам же и писал, и заинтересовал огромное количество современников в разных странах своим любимым Средневековьем — которым опять-таки занимался как исследователь всю свою жизнь. И это не просто мода, хотя он создал и ее: благодаря Эко множество студентов стали приходить на исторические факультеты университетов именно для того, чтобы сделать медиевистику своей профессией. В родной Италии Эко имел влияние на умы, превосходящее влияние многих (не всех ли?) политиков, и называли его там просто — Профессор.

Сделанное им значимо сегодня независимо от того, в какой мере устарели сегодня его научные работы и с какой степенью опоздания и (не)полноты они у нас переведены (поверите ли — романы устаревают значительно медленнее, если вообще; наука — это деятельность, принципиально ориентированная на преодоление собственных результатов); независимо и от того, с каким скепсисом профессионалы в области лингвистики, истории, теории литературы, истории философии отнеслись к его поздним, 1990‑х годов, книгам, в которых Профессор, отойдя от семиотики как таковой, занялся, по словам философа Яна Левченко, «границами самоопределения бытия через язык».

Это значимо просто уже потому, что мы, читавшие Эко, благодаря ему стали другими. Он совершил поворот в культуре в целом. Эковорот.

Как сказала сразу после его смерти литературный критик Галина Юзефович, «Умберто Эко — из числа тех писателей, которые удивительным образом растворились в культуре, стали ее почвой или, если угодно, воздухом: мы привычно оперируем его идеями и образами, о многих вещах говорим его словами — по сути дела, мы смотрим на мир его глазами, продолжая при этом считать все им созданное общественным, безличным, не принадлежащим никому конкретно. Подобно тому, как Пушкин (или Бродский) рассеялись в нашей речи, стали фактом русского языка, Эко рассеялся в нашем мышлении и стал тканью современной культуры».

О том, как ему все это удалось, как была устроена его работа и что сделанное им значит для нас сегодня — Главная тема этого номера.