Объекты современного искусства в городской среде

Объекты современного искусства в городской среде

1. Постановка проблемы.

Городская среда включает архитектурно-градостроительную компоненту и произведения искусства в городской среде. Архитектурно-градостроительная компонента городской среды современной Москвы визуализирует, недвусмысленно предлагает и транслируют существующему в ней социуму и каждому человеку в отдельности определенный набор смыслов, идей, ценностей. В набор этих смыслов входят: престиж, богатство, комфорт, успех и вместе с тем скромное, ни на что не претендующее существование, забота о красоте и, одновременно, полное пренебрежение к ней, противоречивость, спонтанность и вместе с тем организованность и упорядоченность всего, что создано и делается людьми, параллельное, одновременное существование современности и прошлого, их совместимость и конфликт, постоянная смена человеческих вкусов, краткость и вместе с тем продолжительность сменяющих друг друга исторических эпох и многие другие.

Если задаться вопросом – какие непреходящие и высокие ценности и идеи человеческого существования и предназначения человечества помимо стремления к красоте визуализирует и транслирует социуму архитектурно-градостроительная среда Москвы – ответ очевиден. Благодаря церковной архитектуре и большому числу церквей в облике Москвы визуально ярко представлено и соответственно тем или иным образом может восприниматься людьми религиозное измерение жизни и религиозные цели существования человечества. Представим мысленно, что церквей в городской среде в Москве нет, что они исчезли. Что изменится? Не только внешний вид города. Почти полностью исчезнет и архитектурно-градостроительное, визуальное выражение духовной составляющей жизни людей. Лицо Москвы потеряет в своем визуальном выражении то, что у людей и человечества есть религиозная цель существования. Церкви – это не просто здания, куда люди ходят молиться, это здания, облик которых ярко и определенно символизируют и наглядно, недвусмысленно сообщает о таком высоком предназначении и такой духовной цели, которую люди с религиозным чувством и религиозным сознанием реально ощущают и принимают, а все остальные просто знают о ее существовании, поскольку видят церковные здания своими глазами.

К сожалению, иных ценностей духовного плана кроме религиозного и эстетического «измерений» (притом, религиозный и эстетический аспекты в Москве ярко представлены в соединении в церковных зданиях) архитектурно-градостроительная компонента городской среды Москвы практически не визуализирует и социуму почти не транслирует (за редкими исключениями, например, такими как Останкинская башня, здание Планетария, главный корпус МГУ на Ленинских горах, производящий впечатление «храма науки», здание Центрального экономико-математического института с лентой Мебиуса на фасаде, отчасти здание Палеонтологического музея, похожее на укрепление, хранящее что-то вечное и ценное). Объяснятся это многими причинами, о чем я как не специалист говорить не могу, да здесь это и неуместно.

Но религиозным и эстетическим отношением к мирозданию и своему предназначению отнюдь не исчерпываются ощущаемые и угадываемые людьми и человечеством духовные цели своего присутствия в мире. Люди ощущают и реализуют духовные стремления и цели в занятиях политикой, наукой, музыкой, искусством, поэзией, в заботе и помощи нуждающимся, в уходе за животными, вообще в бескорыстном и творческом созидании чего угодно, чувствуют в общении с природой, в любви. Художники, скульпторы, поэты, музыканты, всегда стремились наряду с религиозной идеей выразить духовную составляющую жизни людей, которая не сводится к одной религии. Нерелигиозные духовные цели и задачи в не меньшей степени, чем религиозные позволяют людям в какой-то мере выходить за «рамки и ограничения» налагаемые личными способностями, семейным и социальным положением, образованием, профессией, историческими и политическими условиями существования и даже кратковременностью человеческой жизни.

Чтобы представить и визуализировать в городской среде духовные цели существования людей века работали и продолжают работать тысячи художников, скульпторов, архитекторов. В Москве ими были созданы и установлены на улицах и в парках сотни произведений монументального искусства.

Рассмотрим привычные, традиционные монументальные произведения, а также объекты современного искусства в городской среде и постараемся понять и оценить роль, которую те и другие играют в обретении городом визуального лица, транслирующего социуму, каждому жителю и всем приезжающим в Москву людям духовные цели и ценности человеческого существования. Речь идет, в конечном счете, о том, чтобы население Москвы и все кто бывают в Москве, находясь на улицах и парках города, своими глазами увидели и могли почувствовать, что у человечества, у нас с Вами, у тех, кто жил до нас и кто придет после нас существует «священное стремление именно в этом мире, где мы как вспышка во мраке, возникли на одно мгновение из черного небытия бессознательного существования материи, осуществить требования Разума и создать жизнь, достойную нас самих и смутно угадываемой нами Цели» (Андрей Сахаров, из Нобелевской лекции, 1975).

2. Возможности и задачи обычных, традиционных произведений и необычных объектов современного искусства в городской среде.

Современное искусство так же бесконечно и неисчерпаемо как Интернет. Тем не менее, можно предложить рабочее определение современного искусства, которое охватывает все его виды, жанры, техники, материалы, объекты, в том числе объекты современного искусства в городской среде. Рабочее определение, которым я дальше буду пользоваться такое: современное искусство – это произведения с неожиданными, непривычными для зрителей смыслами и неожиданной, непривычной формой.Слова «неожиданный и непривычный» означают, что форма и смысл произведений неожиданны и необычны для данной общественной среды, в данное время, в данном месте и данном контексте. Когда форма и смысл произведений со временем становятся для данной общественной среды, для данного места, времени, контекста привычной, традиционной, то работа перестает входить в круг произведений современного искусства и воспринимается зрителями просто как обычное произведение искусства. Что касается места, то в широком смысле – это, например Франция или Россия, или улицы Москвы и Парижа, в узком смысле – это Третьяковская галерея и Лувр, например. Так, в конце 19 века в России картины импрессионистов воспринимались и переживались как произведения современного искусства, их форма и смысл публику поражали и шокировали, сейчас они воспринимаются практически всеми жителями России как обычные, традиционные произведения. В то же время «Черный квадрат» Малевича, подавляющее большинство жителей нашей страны до сих пор воспринимает как поразительное, необычное произведение «непонятного» современного искусства, в то время как в Нью-Йорке или Париже даже не искушенная публика, думаю, воспринимает «Черный квадрат» уже как обычное произведение, а не как произведение современного искусства.

Готовя данную статью, я просмотрел в Интернете все, что сумел найти об объектах искусства, существующих сегодня на улицах и в парках Москвы. В основном это памятники, мемориалы, монументы, стелы и некоторые другие формы. Время создания этих объектов – последние 200 лет, считая от памятника Минину и Пожарскому установленного в 1818 году, до памятника Ростроповичу установленного в 2012 году. Используя Википедию, сайт «Необычные памятники Москвы» и некоторые другие сайты я насчитал в Москве около 350 объектов искусства установленных в городской среде. На самом деле их раза в два больше. Из этих 350 просмотренных мной объектов я отношу к произведениям современного искусства примерно 12.

Отнесение к произведениям современного искусства тех или иных из 350 произведений монументального искусства, фотографии которых я смотрел, – это конечно мое личное интуитивное суждение, правильность которого ни подтвердить, ни опровергнуть формально логическим путем невозможно, как и любого интуитивного решения. С другой стороны, заинтересованные читатели назовут и выберут примерно те же 10-15 объектов (или частично иные, но примерно столько же), то действительно можно будет считать за установленный факт, что число объектов современного искусства в городской среде в Москве сегодня составляет около 3% от общего числа объектов искусства на улицах и парках города. Скорее эта цифра уменьшится до 1-2%, так как я посчитал не все объекты искусства в городе.

Число объектов современного искусства в Москве я оцениваю в 13% от общего числа произведений монументального искусства в городе. Это мой первый тезис. Много это или мало 3% произведений современного искусства для городской среды?

Ответ зависит от того, в чем состоит миссия (назначение) традиционных, обычных произведений и произведений современного искусства.

Чаще всего привычные, традиционные монументальные произведения искусства символически материализуют и символически продолжают существование во времени всего того, что смертно, краткосрочно, что состоялось, но присутствие и продолжение существования чего и/или кого в современности, собственной жизни и будущей истории страны различные группы общества, власть и создатели произведений считают необходимым и значимым и всего того, что обычные, привычные формы искусства способны представить и визуализировать.

Привычные произведения искусства, которых сегодня более 97% от общего числа монументальных объектов искусства на московских улицах и в парках, этов основномпамятники людям, составляющим славу русской культуры и науки, монументы, символизирующие и увековечивающие победу над врагом, героизм их участников, принесенные на алтарь этих побед жертвы, иногда это литературные герои, персонажи сказок и т.п. Например, памятник погибшим на войне одноклассникам 121 школы (выдающаяся работа Митлянского) символически продляет существование и присутствие в нашей жизни и будущей истории нашей страны не только этих ребят, но всех других погибших на войне выпускников предвоенной и военной поры.

В отличие от традиционных, привычных произведений, главная цель и миссия произведений современного искусства (точнее одного «из изводов» современного искусства) другая. Необычные, непривычные, абстрактные формы (в сочетании с фактурой и цветом) этих произведений способны визуализировать существование не того, что смертно, краткосрочно, что состоялось, а так сказать бессмертных и вневременных сущностей мироздания, бытия, загадку существования человека и Космоса, математические соотношения и законы, которым подчиняется Вселенная, визуализировать и транслировать интеллектуальные, эстетические, духовные, этические стремления цели, поиски людей и человечества, не сводимые к религиозной форме сознания. Это чудо абстрактных форм и цвета, восприятие и воздействие которых не всегда поддается литературному пересказу, а до конца – не поддается никогда. В общем, произведения современного искусства способны визуализировать иной, чем традиционные произведения искусства, пласт жизни, образно говоря, самый высокий ее «этаж», на котором материя, дух, разум, чувства, интуиция, можно сказать, существуют нераздельно. До появления современного искусства на этот «этаж» можно было заглянуть и подняться только благодаря серьезной музыке, религиозной живописи, церковной архитектуре, очень редко и то отчасти это удавалось реалистическому монументальному искусству (чуть ли не единственный пример, который могу привести – «Рабочий и Колхозница» Веры Мухиной), иногда в поэзии, еще реже и для единиц в науке. В городской среде Москвы этот «этаж» существования человечества представляет почти только одна церковная архитектура, но она визуализирует, как говорилось выше, только религиозную «высь». Правда современная мировая архитектура (авангардные здания некоторых музеев, библиотек, авангардные формы мостов и рекордных по высоте телебашен) уже открыла возможность визуализации и трансляции социуму духовных и интеллектуальных нерелигиозных ценностей, не менее вечных и высоких, чем те, что выражает архитектура православных и готических соборов.

В отличие от традиционных произведений монументального искусства и 99,9% городских зданий и построек объекты современного искусства способны визуализировать то, что люди могут почувствовать и представить, глядя на звездный купол неба, находясь на горной вершине, любуясь подмосковным пейзажем, слушая прекрасный вокал женского голоса, или же любуясь Тадж-Махалом, или видя картины Кандинского, или в поэтических строчках. Традиционные монументальные произведения искусства такие чувства и мысли возбудить и выразить не могут, у них иные пластические средства, другие возможности и другая задача.

Миссия произведений современного искусства – выражение в пластической форме определенных духовных состояний, мыслей, эмоций не связанных, точнее говоря, редко связанных с конкретными историческими событиями, лицами и т.п., их назначение и сфера – символическая материализация «бесплотных» смыслов и сущностей, определяющих назначение людей в мире и утверждающих неслучайность нашего пребывания во Вселенной.

Например, объекты современного монументального искусства способны в символически-материальной форме и, разумеется, в моей субъективной интерпретации представить взгляду рождение Вселенной, пронизываемой потоками космических частиц (созданный Андреем Красулиным в 1980 г. по заказу Института повышения квалификации врачей «Фонтан» на Беломорской улице), выразить устремленность к высокому и одновременно предел этому стремлению (проект Красулина «Синодики» и проект Юрия Авакумова «Полярная ось»), нежную структуру живого (проекты биоморфных объектов Василия Павловского), и то, что живое перестанет быть живым, если его структуру жестко зафиксировать (геометризованные деревья-проекты Игоря Шелковского), взаимосвязь чисел «ПИ» и «е» и существование чисел Фибоначчи (проекты Александра Панкина). Современное искусство способно выразить «птицекрылость» и легкость физического усилия и организованность действий человеческого коллектива (проект Аввакумова «Летящий пролетарий»), сделать зримой сложность, напряженность, взаимообусловленность «валентностей» гармоничных структур (проекты Вячеслава Колейчука), передать ощущение музыкальности простых абстрактных форм и чистых цветовых тонов (проекты Олега и Ольги Татаринцевых) и многое другое.

В городской и вообще урбанизированной среде России, ставшей для 70-90% населения естественной и главной средой жизни, и, в частности, в Москве, только очень редкие и дорогие светские здания и сооружения способны визуализировать и транслировать социуму и людям интеллектуально-духовные ценности существования человечества. Это могут (могли бы) делать в десятки и сотни раз более дешевые в проектировании и производстве, чем уникальные архитектурные сооружения, другие элементы городской среды – непривычные и почти не представленные в Москве объекты современного искусства, проекты которых созданы многими замечательными российскими художниками и скульпторами. Традиционные, реалистические, привычные произведения монументального искусства эту задачу решить не могут. Это мой второй тезис.

Рискну предположить, что если мысленно изъять из городской среды несколько сот существующих в Москве традиционных памятников и монументов (среди которых много любимых мной, например, памятники Пушкину, Грибоедову, Островскому, Щепкину, во дворе Щепкинского училища) основной культурный код и «выражение лица» городской среды Москвы изменится не так значительно, как это кажется. Выше говорилось, что основная духовная функция традиционных произведений монументального искусства – символическое продление существования в современности и будущем того, что уже существовало, а также выражение эстетически прекрасного. Наряду с традиционными памятниками эти функции выполняет и в определенной степени дублирует сама городская застройка центра Москвы со зданиями различных эпох, стилей и различной степени сохранности. В этом плане традиционные произведения монументального искусства визуализируют и «повторяют» приблизительно «то же самое», о чем сообщает архитектурно-градостроительная компонента городской среды.

А вот если бы в Москве было несколько сотен качественных монументальных объектов современного искусства, визуализирующих в абстрактной пластической форме вечные цели и задачи человеческого бытия «как таковые», вне связи с конкретными личностями, событиями и религией, изъятие этого множества объектов из городской среды качественно изменило бы культурный код города (для визуального выражения религиозной цели существования человечества примерно то же самое замечательно делает церковная архитектура, о роли которой говорилось выше). Этот мысленный эксперимент я привожу, чтобы показать, что объекты современного искусства в формировании нового, «дополнительного» ВЫРАЖЕНИЯ лица Москвы способны, в отличие от традиционных произведений монументального искусства, выполнить столь же значительную роль, что играют в Москве «сорок сороков» московских храмов. Конечно, произведения современного искусства способны выразить и транслировать социуму и зрителям и массу других, более «простых» смыслов, ярко выражающих любые эмоции и идеи (например, после недавних выборов в Госдуму я видел в нескольких местах на стенах остроумную и при том очень адекватную и производящую сильное впечатление современным художественным языком листовку в поддержку Путина, а на митинге на проспекте Сахарова острые и остроумные плакаты против Путина, также воздействующие на зрителя языком современного искусства). Язык и возможности современного искусства в этом плане универсальны и почти безграничны.

Тем не менее, именно наиболее сложный и утонченный по языку и содержанию аспект миссии современного искусства, о котором я говорил выше, представляется мне самой интересной, благодарной, наиболее социально значительной и перспективной задачей, за решение которой властям города и художникам пришло, по-моему, время взяться по-настоящему. Сегодняшнее градостроительно-архитектурное ЛИЦО Москвы, посредством большого, а в будущем еще большего числа церквей визуализирует и транслирует только один духовно значительный и вечный смысл существования людей – религиозный. Необходимо представить в городской среде посредством произведений современного искусства и нерелигиозный «этаж» духовных и интеллектуальных целей и ценностей существования, связывающих человечество, каждого человека и Вселенную в одно целое. Появление в Москве нескольких сотен высококлассных, не обязательно очень дорогих объектов современного искусства способно качественно преобразовать существующую городскую среду в эстетически и интеллектуально более значительную и более адекватно представляющую спектр духовных целей и задач человека и человечества в современном мире. Думаю, что за 20-25 лет задачу изменения лица Москвы в обрисованном направлении можно было бы решить. И если начать решать ее сейчас, как раз за 20-25 лет родится и вырастет поколение, которому абстрактный язык монументальных объектов современного искусства в городской среде станет привычен, интересен, понятен и нужен.

3. Что предлагается сделать

По-моему мнению и культурной и градостроительной политике Правительства Москвы и в архитектурном и художественном образовании следует пересмотреть отношение к произведениям современного искусства как к чему-то не основному, а факультативному.

Если понимание этого будет, целесообразно и возможно сделать следующее:

1. Создать в Департаменте культуры правительства Москвы «Отдел произведений современного искусства в городской среде». Отдел подготовит для рассмотрения и утверждения городскую программу «Объекты современного искусства в городской среде» и бюджет по двум направлениям – текущему и перспективному.

2. Создать специальность, возможно, кафедры – «Объекты современного искусства в городской среде» в художественных и архитектурных ВУЗах Москвы.

3. Ввести в градостроительную политику и застройку «золотое правило» современной архитектуры: на 1-2 квадратных километрах площади города должно быть на стадии проектирования и строительства предусмотрено создание и установка 1 качественного и стационарного объекта современного искусства (по крайней мере, место для этих объектов).

4. Было бы замечательно, если бы в Москве нашлась префектура, заинтересованная в сотрудничестве с художниками и скульпторами, готовыми реализовать свои проекты объектов современного искусства в городской среде.

Юрий Самодуров, с.н.с.
Государственного центра
современного искусства (ГЦСИ)

Андрей Красулин Фонтан.1980.Москва, Беломорская 19

Юрий Аввакумов Полярная ось. Проект оъекта для городской среды

Автор Василий Павловский

Игорь Шелковский. Проект объекта для городской среды

Александр Панкин Геометрия чисел ПИ и е 1.Проект объекта для городской среды

Александр Панкин Числа Фибоначчи. Проект объекта для городской среды

Юрий Аввакумов Летающий пролетарий.Проект объекта для городской среды

Вячеслав Колейчук. Проекты двух объектов для городской среды

Ольга и Олег Татаринцевы. Красный столб. 2009

Ольга Татаринцева. Проект объекта для городской среды